Центр по противодействию экстремизму отказался раскрыть инструменты политического сыска

Член «Яблока», попавший на карандаш в Центре по противодействию экстремизму, получил от полицейских ответ о мотивах его включения в «списки лиц, причисляющих себя к организациям протестного толка». МВД, ранее само ссылавшееся на эти списки, теперь отрицает и их существование.

 

Член петербургского «Яблока» Юрий Багров, включённый наряду со многими членами партии, депутатами и правозащитниками, в списки лиц, «причисляющих себя к организациям протестного толка», получил из центра противодействия экстремизму МВД ответ на свой запрос за подписью ВРИО начальника городского ЦПЭ Дмитрия Человечкова об основаниях такого включения в списки и их рассылки по территориальным органам МВД. Точнее, ответа на свои вопросы яблочник как раз и не получил.

 

Юрий Багров подчёркивает, что ведение политического сыска на Руси давно приобрело федеральный масштаб, и его критерии не всегда даже для проформы пытаются подогнать под действующее законодательство, внося в базы учёта даже лиц, ни разу не привлекавшихся к ответственности

 

— Сами понятия, используемые ЦПЭ МВД в своей деятельности, легальных дефиниций не имеют, что уже в третьем ответе подряд министерством признаётся. — Замечает Юрий Багров. — Получается, и легальных оснований нет? Ну нельзя же ставить на учёт человека, потому что он лежебока, зануда или звезда экрана. Выходит, и по «протестным группам» просто так работать нельзя. Законно, я имею в виду. 

 

Действительно, протестные настроения — понятие относительное. Против чего-то протестуют одни, против иного — уже другие. Это лишь реализация свободы мысли, конституционных принципов идейного многообразия и многопартийности, а проекты введения единомыслия на Руси выглядят куда большим экстремизмом. Донести бы только это до ловцов из МВД… в целях профилактики, — добавляет Багров.

 

 

Юрий Багров отметил, что если ранее ГУ МВД отвечало на запросы депутата Законодательного Собрания Санкт-Петербурга от «Яблока» Бориса Вишневского, что никогда не привлекавшиеся мирные граждане оказались в списках, разосланных Центром противодействия экстремизму, как «причисляющие себя к протестным группам», то теперь сам ЦПЭ уже и вовсе отрицает ведение каких-либо списков. Иных подробностей главный по городу ловец инакомыслящих не сообщил, сославшись на оперативный учёт и государственную тайну, покрытую мраком политического сыска. До этого ГУ МВД ссылалось на закон о персональных данных, которые не могут быть разглашены третьим лицам, но, увидев обращение непосредственно затронутого лица, ведомство ушло в отказ.

 

По мнению Юрия Багрова, Дмитрий Человечков (судя по антикоррупционным декларациям, выходец из Минобороны) опирается и на весьма общие статьи закона 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», дабы попытаться привести правовые основания обработки сведений о чистых перед законом и судом гражданах. Правда, если изучить названные им правовые нормы, мы увидим там принцип гласности, законности, соблюдения прав и свобод человека (их нарушение как раз и является экстремизмом). Как сочетается гласность и негласный учёт, полицейский также не разъяснил. С законностью всё ещё туманнее, ведь поводом заинтересоваться членами Яблока стало якобы их причисление к «группам протестного толка», которые, как подчёркивается в ответе, понимаются в общеупотребительном смысле данного выражения, а не в терминах законодательства.

 

Напомним, в январе этого года участковые навещали граждан по спискам, предоставленным ЦПЭ МВД. Интерес борцов с экстремистами вызвали и лица, никогда не привлекавшиеся к ответственности. Среди них оказались члены «Яблока», муниципальные депутаты, правозащитница «Апологии Протеста» Варвара Михайлова.

Вконтакте:

Facebook: