Вишневский: Остановить политические репрессии настоящего необходимо

В День памяти жертв политических репрессий мы вспоминаем о жертвах большевизма и сталинизма, но нельзя забывать и о том, что почти каждый день сегодня происходят новые и новые политические репрессии. 
Мы видим сфабрикованные ФСБ «дело «Сети», фигурантов которого пытают, выбивая показания, и «дело «Нового величия». 
Мы видим, как в Петербурге, — аккурат после прихода Александра Беглова на должность врио губернатора, — появились «нововведения». Задержания тех, кто приходит встречать арестованных, выходящих на свободу, аресты за хранящиеся в рюкзаке маски Путина и свернутые баннеры, задержания участников одиночных пикетов и тех, кто подошел посмотреть или сфотографировать, за «создание помех движению пешеходов», задержания вообще без всяких причин — просто по указанию полицейского, увидевшего знакомых активистов. 

А еще — задержания «подозрительных» граждан, каковыми считаются те, кто оглядывается по сторонам. Ни слова не выдумываю — именно такая причина отнесения к «подозрительным» и подлежащим задержанию указана в полицейском протоколе…

Несколько дней назад две замечательные девушки - члены питерской Общественной наблюдательной комиссии Яна Теплицкая и Екатерина Косаревская, — обнародовали доклад о применении пыток в системе ФСБ. Их вывод — для сотрудников ФСБ пытки являются практически неотъемлемой частью расследования уголовных дел, и они всегда остаются безнаказанными, а потому в настоящий момент любой человек находится в «группе риска», в любой момент может быть арестован, избит и подвергнуться пыткам. Сами представители карательных органов, не стесняясь, заявляют, что, мол, «били электрошокером, но это не пытки, а служебная надобность». 

А есть еще «дело Шахназ Шитик», которую в Петербурге арестовали на 20 суток за театрализованную акцию против повышения пенсионного возраста «Путин едет на пенсионерах» на Невском проспекте. 
Перед судом ее трижды госпитализировали, и ее дважды похищали из больницы сотрудники полиции. 
А когда я, приехав к ней в больницу, застал в коридоре шестерых (!) полицейских, ожидающих Шахназ, чтобы задержать сразу после выписки, и спросил у них, не нужнее ли они в городе для охраны общественного порядка, они ответили мне «ничего, нас много»... 

И продолжается чудовищное «дело Юрия Дмитриева». 
И столь же чудовищное «дело Оюба Титиева».  
И Олег Сенцов так и продолжает сидеть. 
30 октября представители российской «партии власти» вынуждены, пусть и нехотя, произносить какие-то слова, осуждающие политические репрессии прошлого. 
О политических репрессиях настоящего они не говорят ни слова. 
Остановить эти репрессии — и уж, как минимум, не молчать о них, — необходимо. 

Вконтакте:

Facebook: