Григорий Явлинский — о цели и цене своего участия в «выборах»

Dixi!

«Я сказал, что нужно было сказать, и я уверен в своих аргументах».

«Если человек остановился на пути и дальше двигаться не хочет, дело не в знании. Просто он ищет уверенности там, где требуется мужество. И ищет свободы выбора там, где правильное ему уже не оставляет выбора»

Берт Хеллингер


Я абсолютно уверен в том, что правда и правота на моей стороне. Мешают мне размышления о процентах и мнении «тусовки». Но проценты — это оружие режима. А тусовка — в значительной мере вольный или невольный автор и продукт режима.

Режим процентами и информационной политикой будет меня давить, унижать, изничтожать. Для него моя правда смертельно опасна. Донбасс — десятки тысяч жертв, «Боинг», криминал, нищета, поломанные судьбы...; Чечня — вторая война; Дубровка; Беслан; Немцов; Кадыров; Крым, Сирия, санкции; разгром экономики; тотальное невыполнение обещаний... Моя правда опасна главным образом тем, что есть другой путь, тем, что я другой и есть другие люди, и все это — альтернатива. Унижать и уничтожать меня режим будет за правду потому, что у правды своя сила, и она не в массовках, эфирах и процентах. Она, сказанная публично, проникает в головы людей, сперва немногих, а потом распространяется...

Но правда моя не только и не столько в разоблачениях и перечислении фактических или предполагаемых преступлений. Моя правда особая. Она о будущем и перспективе. Моя правда о том, что этот режим и его будущий политический курс смертельно опасен для страны уже в ближайшем будущем (через год все это увидят) и ничего иного (с вероятностью 95%) Путин предложить не хочет и не может.

То есть меня будут давить и унижать за правду о будущем и за предложение иного будущего. Иное Будущее, в котором для Путина и группы его фаворитов нет места. Иное Будущее, в котором «тусовка» окончательно потеряет своё медийно-привилегированное положение и ореол «интеллектуальной элиты», и будет на том месте, которое заслужит у людей, а не у кремлевских манипуляторов. Как сказано в мемуарных заметках молодых реформаторов 90-х: «Мы не поддержали Явлинского в 1996 году потому что знали: если будет он, то не будет нас...».

Следовательно.

Моё участие в «выборах» при всех особенностях:

что это не выборы, а такой «электоральный хеллоуин» («хелл» — ад, «хеллоу» — приветствие, «ин» — внутрь: «добро пожаловать в ад», но это будет не шутка); что режим будет унижать процентами;

что тусовка будет издеваться и улюлюкать;

что мне придётся быть в компании с фриками, идиотами и шутами, причём такими будут почти все участники;

что мне в результате, возможно, придётся лишиться части моих товарищей;

что моё формальное (по режимным меркам — унизительное) поражение приведёт к тяжелому положению партии, которое очень трудно будет преодолеть, —

это борьба за правду в условиях лжи, большевизма и обскурантизма, борьба с настоящей и опасной политической мафией, которая ведёт мою страну в обрыв.

Борьба за правду не бывает комфортной — за неё надо платить. Формальные унижения процентами, оскорблениями, грубым давлением, липкой болтовней тусовки — это и есть моя плата. Кому покажется, что моя правда неполная или не так сказана, присоединяйтесь, поработаем вместе.

А если это не борьба за правду, а просто карнавал, шоу, теле-«хайп» — то это не по моей специальности, и мне там нечего делать. Если же борьба за правду и Будущее, то плата неизбежна. Такова природа этого явления. И та цена, о которой я говорю, ещё совсем не самая высокая. За такое можно и жизнью заплатить, и это тоже возможно. Это не героизм — это просто такая жизнь, такое место и время, и такая профессия.

Иначе говоря, участие в этом «электоральном хеллоуине» — это такая форма современного диссидентства в условиях современного жесткого авторитарного / гибридного тоталитарного режима. А также в условиях весьма глубокого и серьезного кризиса Европейского Запада.

Теперь, несколько слов о понимании «правды» в этом контексте. Правда — это то, что я думаю и могу профессионально обосновать. Это то, как я вижу Будущее. Может, ошибаюсь. Но раньше по-крупному не ошибался: в 1991-92, в 1995-96, 1998, 1999, 2000...

Не ошибся с прогнозом реформ 90-х, с приватизацией по схеме «залоговых аукционов», оценкой будущего путинского правления, видением политического курса после возврата в 2012 году.

Думаю, не ошибаюсь и теперь.

Да и как можно ошибиться в том, что стране нужен мир, равенство возможностей, закон одинаковый для всех, независимый и справедливый суд, свобода от страха и произвола, защищенность жизни человека и уважение к личности, неприкосновенность частной собственности, современная растущая экономика... А в противном случае её ожидает бедность, изоляция, необратимое отставание и, скорее всего, война...

Моя человеческая и профессиональная ответственность — предупредить и предложить путь, который отведёт беду. Если за это режим меня «наградит» 2%, а тусовка грязью — что ж, я готов. История когда-нибудь расставит всё по местам.

Если я ошибаюсь и в очередном шестилетии Путина все будет хорошо, буду только рад.

Не спрашивайте меня, что будет со мной. Спросите себя, что будет с вами.

Вконтакте:

Facebook: