Александр Кобринский: «Ситуация с Европейским университетом лучше всего демонстрирует ту ложь, которая понемногу становится в России национальной идеей»

06 августа 2017, 15:48

Когда в России снимают с должности или арестовывают кого-то из высокопоставленных чиновников, первое, что начинают обсуждать в СМИ и социальных сетях, — не вопрос «виноват — не виноват». Обсуждают, кому он мог перейти дорогу и у кого из его врагов административный ресурс оказался сильнее.

Ситуация с лишением лицензии «Европейского университета в Санкт-Петербурге» ещё проще. Высочайший уровень его магистерского образования не подлежит сомнению. Дипломы этого университета котируются в мире довольно высоко и, как правило, признаются без всяких дополнительных проверок. Поэтому когда заходит речь о причинах жесточайшего прессинга, которому ЕУ подвергается уже несколько лет (11 проверок различных ведомств только за последний год!), спорят только о двух вещах: политика или имущество стали причиной расправы?

И то, и другое может быть верно.

Европейский университет создавался в 1994 году при серьёзной поддержке тогдашнего мэра Санкт-Петербурга А.А. Собчака — и, во многом, благодаря ему получил в аренду прекрасный особняк на Гагаринской улице. Но именно к этому особняку и были впервые высказаны претензии проверяющих университет пожарников («пожарный кризис»).

Первый натиск десять лет назад удалось отбить, но вторая волна накрыла университет полностью. Комитет имущественных отношений известил ЕУ о расторжении договора аренды. Сейчас многие говорят об «интригах владельцев соседних зданий» — и это возможно.

Но с другой стороны, причины могли крыться и в «излишней» активности университета. Так, например, известно, что созданный 10 лет назад в ЕУ проект «Межрегиональная сеть электоральной поддержки» (на который был, кстати, выделен грант Евросоюза) вызвал очень большое недовольство властей. Сначала были сделаны полные возмущения заявления «карманных» депутатов Думы, а затем — предприняты и более серьёзные шаги. «Пожарный кризис» по «странному» стечению обстоятельств начался именно тогда, в 2008 году, — и отбить первую атаку на университет удалось, только закрыв программу, предусматривавшую элементы мониторинга выборов и подготовку наблюдателей.

Впрочем, не менее неприятны для власти были и концепции политических и институциональных реформ, разрабатывавшихся в университете. Наконец, как красная тряпка на быка действовали на чиновников названия зарубежных фондов, финансировавших Европейский университет (достаточно назвать один фонд Сороса, имя которого делает сейчас неугодными для российских библиотек изданных на его деньги Пушкина, Гоголя, Достоевского, Булгакова).

Как бы то ни было, ситуация с Европейским университетом лучше всего демонстрирует ту ложь, которая понемногу становится в России насаждаемой сверху национальной идеей. Чёрное открыто называют белым. Горячее — холодным. Один из лучших российских вузов, имеющий прекрасное финансирование, чудесную библиотеку, приглашающий лучших иностранных и российских профессоров, чьи выпускники защищают блестящие диссертации, — объявлен «не соответствующим лицензионным требованиям». Бесстыдно и нагло. И в это предлагается поверить.

Но люди — не дураки, они верят в то, что видят. В то, что в России одним движением пальца можно лишить собственника созданного им бизнеса, фермера — земли, на которой он работает, можно выставить на улицу крупнейший музей и фактически уничтожить крупнейшие библиотеки. Нет, это не будет рейдерским захватом! Всё будет сделано по закону, — и в случае необходимости суды услужливо вынесут требуемое решение.

Сейчас ректор Европейского университета ушёл в отставку. Объявлен конкурс на должность ректора, который, как уже намекнул его предшественник, должен быть «более компромиссным человеком».

В какой-то мере это можно считать жестом отчаяния. Вспоминается, как уже почти разгромленный, загнанный в угол «ЮКОС» сделал председателем совета директоров Виктора Геращенко — легенду советско-российской бюрократии, человека с фантастическими связями и влиянием. Не помогло. Этих связей и влияния Геращенко хватило для того, чтобы понять, что решение принято на самом верху — и надо отойти в сторону. Поможет ли компромиссная фигура ректора Европейскому университету? Хотелось бы, чтобы помогла.

Университет сделал два важных «компромиссных» шага: отказался от лакомого для кого-то здания и демонстративно отказался продолжать оспаривать лишение лицензии, подав заявление на новую.

Если решение по Европейскому университету в Санкт-Петербурге принято хотя бы на ступеньку ниже президента — шансы есть.

Наличие в составе учредителей ЕУ таких граждан, как Алексей Кудрин и Михаил Пиотровский, а среди членов попечительского совета фонда ЕУ — Алишера Усманова и Олега Вьюгина укрепляют надежды на неиллюзорность этих шансов.

Вконтакте:

Facebook: