Борис Вишневский: Отказ рассматривать антисталинский закон — шаг к сталинскому государству

Выступление Бориса Вишневского на заседание Законодательного собрания Санкт-Петербурга 6.03.2019 по вопросу рассмотрения законодательной инициативы «Яблока» «О запрете увековечения памяти Сталина и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской 

Уважаемые коллеги! 
Говоря об оказании помощи жертвам политических репрессий, невозможно обойти стороной вопрос о палачах. 
Тот самый вопрос, который сегодня отказалось обсуждать наше Законодательное Собрание. 
Одни отказались от этого, потому, что и сегодня готовы прославлять Сталина. 
Другие — потому, что, не решаясь прямо оправдывать сталинские преступления, — многократно осужденные и решениями высших органов власти, и заявлениями первых лиц страны, и заявлениями глав всех религиозных конфессий, — в душе сочувствуют сталинским методам.  
Третьи — потому, что боятся любой дискуссии на эту тему — любой ее исход начальству может не понравится, лучше помолчать.  
Но давайте поймем: невозможно говорить о реабилитации жертв репрессий и открывать им мемориалы (с участием президента и патриарха) — не говоря прямо о том, кто же в этих репрессиях виноват. 
Политические репрессии произошли не в результате стихийных бедствий. 
А в результате «массовых преступлений против своего народа» — это я цитирую нынешнего президента России. 
В результате того, что некоторые наши коллеги стыдливо называют «не совсем демократичные меры» или «идеологические перегибы». 
Это были не перегибы. А массовые убийства. 
И главный их виновник, организатор и вдохновитель — Сталин. 
Только за два года, с 1936-го по 1938-й, органы госбезопасности арестовали не менее 1.7 млн человек, из них не менее 724 тыс. расстреляли. В месяц убивали более 20 тыс. человек. Почти всех без суда и следствия. «Тройками» и «двойками». 
30 июля 1937 года на основании решения Сталина был издан приказ НКВД №00447, где содержался план с нормативами убийства людей по городам, областям, краям, республикам, с указанием числа подлежащих расстрелу. 
Вот он, этот приказ — я вам его демонстрирую. 
В нем не фамилии, а цифры, плановые показатели. 
Например, в Ленинградской области было приказано расстрелять 4 тыс. человек, в Московской — 5 тыс., в Западной Сибири — 5 тыс. человек. 
Норматив по убийствам следовало выполнить в четырехмесячный срок. 
Это факты, которые невозможно опровергнуть. 
И есть еще множество фактов, которые все — известны. 
Зададим себе вопрос: допустимо ли одновременно хранить память о жертвах — и увековечивать имя главного палача? Ставить ему памятники и мемориальные доски, называть в его честь улицы и площади? 
Где еще, в какой стране это возможно? 
Почему запрет на установку памятников Сталину и присвоение имени Сталина географическим объектам сегодня актуален? 
Да потому, что ударными темпами возрождается сталинское государство. 
Потому, что почти каждый день нам показывают, что человек — это пыль под ногами у государства, что в жерновах репрессивной машины может оказаться каждый, и что «органы не ошибаются». 
Потому что почти каждый день в нашем городе, — где помнят и убийство Кирова, и «ленинградское дело», — преследуют тех, кто осмеливается противостоять власти. 
Запрет на увековечение имени Сталина — шаг от сталинского государства. 
Отказ его вводить — как и отказ его рассматривать, — это шаг к сталинскому государству. 
В котором, замечу, и каждый из вас в любой момент тоже может стать жертвой этих репрессий. Как становились ими те, кто занимал самые высокие посты в сталинском государстве: никто не мог чувствовать себя в безопасности.  
И будете потом писать письма «Передайте товарищу Путину: произошла чудовищная ошибка». 
Но ответа на них — не будет.

Вконтакте:

Facebook: