Борис Вишневский: «Мы имеем дело с обычным, открытым и наглым, грабежом „подведомственного“ населения»

Накануне акции против пенсионной реформы в Петербурге мы поговорили с местным депутатом Борисом Вишневским — о борьбе с повышением пенсионного возраста, несогласованных митингах, о выборах мэра Москвы, ситуации в петербургском «Яблоке» и губернаторских амбициях

— Сейчас у вас как у депутата на повестке пенсионная реформа?

— Это один из пунктов. Знаете, я вас удивлю — я должен согласиться с кремлевскими пропагандистами, которые сейчас требуют не употреблять термин «пенсионная реформа». Это действительно не реформа. Любая пенсионная реформа — изменение системы формирования и начисления пенсий, определение их размера, пенсионных прав, источников, из которых она выплачивается, и определения того, кому они должны выплачиваться. В данном случае мы имеем дело с обычным, открытым и наглым, грабежом «подведомственного» населения. Единственная цель этих изменений — сокращение числа пенсионеров. Чем выше пенсионный возраст, тем меньше пенсионеров и больше работающих. Соответственно, пенсии легче выплачивать, и можно даже чуточку их поднять, как там обещают, на тысячу рублей каждый год. И «Яблоко» категорические против этого.

— На днях вы выступали с трибуны Законодательного собрания. Речь была обращена скорее к гражданам или к политическим оппонентам?

— Она была обращена к избирателям. Я озвучил 10 тезисов, почему не надо повышать пенсионный возраст, почему это грабеж. Обращаться к депутатам от «Единой России» бессмысленно. Они не дураки, они все понимают. Но у них команда, у них партийная дисциплина. Всякое сомнение будет наказано как ослушание. Им уже сказано, что любой, кто посмеет выступить против, будет наказан, сурово и жестоко. И обращался я с этой трибуны к избирателям, потому что понимал, что это будут записывать, будут показывать.

— Какие сейчас есть методы влияния на ситуацию с пенсионной «реформой»?

— Мы сейчас, конечно, будем использовать все законные методы для того, чтобы с этим бороться, хотя возможности наши не очень велики. У нас нет депутатов Госдумы, у нас не очень много депутатов в региональных законодательных собраниях. Есть сотня депутатов в муниципалитетах, конечно, они будут пытаться высказывать свою позицию, но далеко не везде они формируют позицию муниципалитета. Будем участвовать в уличных акциях, будем их инициировать, хотя мы видим, что в Петербурге делается все для того чтобы не допустить проведения митингов против этих пенсионных безобразий.

— Вы один из заявителей митинга против пенсионной реформы в Петербурге. Все заявки были отклонены, суд отказал в жалобе.

— И совершенно незаконно отказал! От имени оргкомитета «Петербург против повышения пенсионного возраста» мы заявили митинг на 18 июля в Овсянниковском саду. Том самом, где на время Чемпионата мира было согласовано проведение митингов. Но нам все равно отказали, сославшись на чемпионат. А затем Смольнинский суд отказал нам в жалобе на том основании, что МВД заявило о нехватке полицейских — все охраняют объекты ЧМ. И ничего, что последний матч ЧМ в Петербурге был 14 июля. Куда исчезли все их полицейские за эти четыре дня, мы не знаем. Суд удовлетворился этим объяснением и в жалобе отказал.

— Будет ли несанкционированный митинг?

— Ряд граждан всё равно хотят провести несанкционированную акцию. Я буду за ней, конечно, следить. Если людей будут задерживать, будем пытаться вызволить людей, передать воду, еду, дать консультации, проследить за соблюдением их прав. У нас в «Яблоке» сформирована мобильная группа помощи, которая тесно взаимодействует с Группой помощи задержанным. У меня уже такое, как сказать, постоянное занятие, начиная с марта прошлого года. Когда начинаются массовые акции, в том числе, которые Навальный организовывает, я потом езжу по участкам, чтобы помочь задержанным.

— Вы несогласованные акции не поддерживаете?

— Я много раз в своей жизни участвовал в несогласованных акциях. Но я стремлюсь всеми силами согласовывать мероприятия. Я только тогда могу звать людей, когда я знаю, что они не рискуют быть задержанными. Я могу прийти на несогласованную акцию сам, никогда не буду туда звать других — вот такая позиция.

— С другой стороны власть может бесконечно не согласовывать акции. Кто-то тогда должен нести ответственность за организацию несогласованных акций, призывать людей выходить на улицы?

— Мы все понимаем, но повторяю, моя позиция, и позиция партии, это всё-таки стараться не подставлять людей. Если рисковать, то только собой. Есть ситуации, когда надо выходить, независимо от того, это согласовано или нет. Мы так приходили на акции в защиту Исаакиевского собора — без всяких согласований. В конце января прошлого года мы собрали массовую акцию в режиме «встречи с депутатами». Пришло несколько тысяч человек, это было достаточно успешно. После этого встречи с депутатами запретили как отдельные мероприятия, и перевели в разряд публичных акций — теперь их надо так же согласовывать.

— Вы заявляли, что партия «Яблоко» будет инициировать всероссийский референдум по вопросу повышения пенсионного возраста. Какая-то работа в этом направлении ведется?

— Надо сказать, что это, конечно, крайне сложное мероприятие, оно обставлено огромным количеством барьеров. Мы всё вместе с юристами прорабатываем, я сделал некоторую такую «дорожную карту». Мы попробуем провести одно собрание в Петербурге, очень надеюсь, что у нас получится. Но это крайне сложно. Нужно собрать больше ста человек, нотариально удостоверить подписи всех участников, составить кучу разных документов, часть из которых тоже должна быть нотариально удостоверена. Закон написан так, чтобы на любом этапе можно было в референдуме отказать. Но мы попытаемся все-таки это сделать.

— А если сейчас начнется противодействие повышению пенсионного возраста, власть может отступить?

— Ей в какой-то степени придется отступить. Но пока незаметно, чтобы эта степень была большой. Они не рассчитывали на такие результаты опросов, на такое этих неприятие изменений. Надеялись, что на фоне чемпионата мира это все должно пройти тихо, безболезненно, заслониться шумом от футбола. Нет, это не заслоняется шумом от футбола. С другой стороны, я не исключаю, что всё это делается для того, чтобы в какой-то решающий момент вышел Путин. Он скажет, знаете, правительство ошиблось, давайте все отменим, или все это растянем на двадцать лет, или что-нибудь еще — это не исключено.

— Тут получается уже, что не только правительство ошиблось, потому что большинство региональных законодательных собраний поддержали, и Госдума в полном своем «единороссовском» объеме.

— Первый тезис, который я использовал, выступая с трибуны ЗакСобрания, как раз очень простой: девяносто процентов граждан против повышения пенсионного возраста. Мы — представительная власть, мы не имеем права голосовать вопреки позиции тех, кого представляем. Парламент обязан проголосовать против. Это, естественно, на парламент наш не подействовало, из пятидесяти только 12 человек проголосовало против, что печально. Но тем не менее репутация законодательных собраний Кремль совершенно не интересует. Они перестроятся, будут потом отрабатывать какую-нибудь другую версию: мы пошли навстречу гражданам.

— Вы сказали, что пенсионный возраст не единственный вопрос у вас на повестке. Что еще будет предстоящей осенью?

— Я думаю, что нас ждет, к сожалению, продолжение бессмысленной и беспощадной операции в Сирии, на которую уходят огромные деньги. Но дело не только в деньгах, а в том, что там гибнут люди, в том числе люди гибнут под российскими бомбами и ракетами, и отнюдь не все эти люди — какие-то террористы, очень много данных о гибели мирного населения. Поэтому будем продолжать этому сопротивляться, как сможем, и объяснять гражданам, что необходимо это прекратить. Я думаю, что мы столкнемся с очень серьезной инфляцией, когда включится механизм повышения НДС, что, на мой взгляд, тоже абсолютно неприемлемо — просто повышение цен там процентов на десять в общей сложности. И я не исключаю, к сожалению, что после чемпионата мира начнется новый этап закручивания гаек, как он начался в свое время после Олимпиады в Сочи. То есть будут пытаться ужесточать и запрещать, вводить новые запреты, усиливать наказание на нарушение существующих — к сожалению, такую линию Кремль выбирает все последние годы. Естественно, будем этому сопротивляться, делать все, что в наших силах.

— Поговорим о предстоящих выборах мэра Москвы. Вы в одном из интервью говорили, что исход с отсутствием кандидата от «Яблока» крайне нежелателен. Как вы теперь оцениваете случившееся? Многие из кандидатов, которые снимались с праймериз, говорили, что в любом случае невозможно будет преодолеть муниципальный фильтр.

— Муниципальный фильтр, конечно, проходить очень непросто. Но если люди соглашались участвовать в праймериз, они должны были представлять, как они собираются это делать. Тем более что у «Яблока» в Москве очень много муниципальных депутатов после последних выборов. Ситуация грустная — в результате столкновения амбиций, нежелания поиска компромиссов, от «Яблока» кандидата вообще не оказалось. Я не могу не вспомнить историю 2013 года, когда Сергей Митрохин участвовал в выборах мэра Москвы.

Мэрия приняла политическое решение — вместе с Кремлем, естественно — что должны быть допущены разные кандидаты. Тогда Сергей Митрохин подвергся очень жесткой, спланированной, неоправданной атаке со стороны части демократической общественности и СМИ, которые принято считать демократическими. Мол, как он посмел участвовать в выборах, если участвует Навальный, вместо того, чтобы сняться в его пользу. Много было сделано для дискредитации Сергея Митрохина и на «Эхе Москвы», и канале «Дождь». И сейчас я, например, далеко не уверен, что если бы Митрохину удалось участвовать в выборах, он бы получил высокий результат. Но участвовать не удалось никому.

— А отношения с Дмитрием Гудковым у партии «Яблоко» разорваны?

— Я не могу сказать, что они разорваны… Но Дмитрий Гудков, на мой взгляд, совершил не очень красивый поступок. Подписывая обязательства поддерживать Явлинского, войдя в федеральную десятку «Яблока» на выборах в Госдуму, активно участвуя в съезде по выдвижению Явлинского кандидатом в президенты, он вдруг за три дня до президентских выборов заявляет о намерении создать совершенно другую партию, причем вместе с одним из конкурентов Явлинского, и разрывает отношения с «Яблоком». Мне представляется, что это поступок не очень порядочный, скажу так. Я вполне видел именно Гудкова одним из возможных кандидатов от «Яблока» в мэры Москвы. Допускаю, что если бы он участвовал в праймериз и не кинулся срочно в политические объятия Ксении Собчак, то он имел бы шансы выиграть и быть выдвинутым от «Яблока» кандидатом в мэры. Тогда, возможно, было бы легче и с муниципальным фильтром.

— А если у него получится с «Партией перемен», сотрудничество с «Яблоком» возможно?

— По питерской повестке мы сотрудничаем даже со «Справедливой Россией» и с коммунистами, по отдельным вопросам — в этом ничего удивительного я не вижу. Когда совпадают позиции, почему не сотрудничать? Это не означает организационного объединения, это не означает выдвижения общих списков на выборах, это означает именно сотрудничество, то есть объединение сил для решения той задачи, где наши позиции совпадают. Поэтому вполне возможно. С другой стороны, на выборах, мне понятно, что мы будем с этой партией конкурентами.

— В 2019 году вы собираетесь идти на губернаторские выборы. При этом мы опять возвращаемся к муниципальному фильтру. Насколько сильны позиции «Яблока» сейчас в муниципальных советах?

— Сейчас в муниципальных советах у нас позиций просто нет, поскольку нет муниципальных депутатов. Вообще ни одного. На последних выборах при помощи механизма досрочного голосования 50 человек из наших кандидатов, которые без этого стали бы депутатами, депутатами не оказались. Но я думаю, что возможны серьезные изменения в этом механизме в течение этого года, не исключаю, что у парламентских партий регионального уровня фильтр вообще будет отменен, или что решат, как в 13-м году в Москве, допустить какую-то политическую конкуренцию.

— Но для этого придется как-то договариваться с администрацией губернатора?

— Понимаете, речь не о том, чтобы договариваться. Я понимаю, что можно не допустить меня до этих выборов административным путем, но моя задача, и задача моей группы поддержки, которая уже существует, чтобы городская власть понимала, что ущерб оттого, что меня не пустят больше, чем ущерб если пустят. Моя группа поддержки — сторонники по «Яблоку» и общественники.

Текст: Артем Борисов

Оригинал публикации: https://zen.yandex.ru/media/mbkhmedia/boris-vishnevskii-my-imeem-delo-s-obychnym-otkrytym-i-naglym-grabejom-podvedomstvennogo-naseleniia--5b4f39a286a07400a9f4c25c​

Вконтакте:

Facebook: