Борис Вишневский в «Новой газете»: Кто высидел реакцию. О провале «забастовки избирателей», который был неизбежен

22 марта 2018, 11:16

Три месяца подряд политики, аналитики и эксперты объясняли, к чему приведет бойкот выборов, пафосно названный «забастовкой»: к повышению процента голосов за Владимира Путина и снижению процента голосов за оппозиционных кандидатов.

Мы объясняли: если итоги выборов покажут, что поддержка оппозиции ничтожна, — это будет означать, что с мнением оппозиционных избирателей незачем считаться, ибо «их здесь нет» — они не пришли на выборы.

Значит, власть сможет не только продолжить свою политику, но и будет иметь все возможности ее ужесточить. Помешать этому несогласные с этой политикой могут только одним путем: прийти на выборы и показать, что их много.

В ответ Навальный заявил, что «математика не имеет смысла». Он и его сторонники стали уверять: поскольку «нет никаких выборов, все результаты нарисованы», то главное — обломать планы властей, которым-де страшно нужна явка. Поступить назло тому, к чему призывает власть. Вот, мол, сейчас «мы им покажем пустые участки», и «все увидят, что Путин нелегитимен».

Заодно со страшной силой, что называется, давили на мораль, убеждая, что голосовать за оппозицию — это «соучастие в преступлении», а остаться дома — высоконравственный поступок, практически гражданский подвиг.

Никаких «пустых участков» никому не «показали», зато часть демократических избирателей осталась дома.

По разным причинам: лень, неверие в то, что можно на что-то повлиять, отвращение к происходящему и назойливой агитации власти за участие в выборах. В том числе — в результате заполнивших информационное пространство призывов к «забастовке».

Результат известен — подавляющий «процент за стабильность», высокая явка избирателей Путина и ничтожная поддержка оппозиции на избирательных участках.

Что же на это отвечают организаторы и сторонники «забастовки», сокрушающиеся, что ближайшие годы придется провести с «малоадекватной и воровской» властью, при той же политике — а может быть, и при гораздо худшей?

Признают, что идея «забастовки» была неверной? Что они не просчитали последствий (о которых их сто раз предупреждали)? Ничего подобного.

Навальный продолжает уверять, что «мы добились своего», что «35 миллионов человек отказались принять участие в позорных выборах» и что он «точно знает, что большинство из них действовали солидарно из идейных соображений», пытаясь записать большинство от непришедших в свою группу поддержки. Это — лукавство: никаких доказательств того, о чем он «точно знает», Навальный не представляет.

Далее исполняется песня: «ах, какие мы молодцы, что в этом не участвовали и не запачкались», сопровождаемая оскорблениями и насмешками в адрес остальных кандидатов в президенты. «Подставные кандидаты и программы», «жалкие дебаты», «у Явлинского и Собчак нет никакого электората — поэтому их пустили на выборы», — витийствует Алексей Анатольевич.

Ну да, не запачкались. Но очень даже участвовали — своим отсутствием на выборах подняли процент голосов за Путина и опустили процент голосов за демократических кандидатов. А теперь не моргнув глазом упрекают этих кандидатов в низких результатах.

Более того, о низких результатах как доказательстве ничтожности оппозиционных кандидатов твердят те, кто еще недавно уверял, что ходить на выборы незачем, потому что результаты «нарисуют». Но если результаты нарисованные — они не имеют никакого отношения к кандидатам. А если результаты реальные — значит, выборы не были «фарсом» и на них надо было идти. Где логика?

Одна логика, впрочем, имеется.

О ней говорили давно: главной (хотя и публично не объявленной, но сейчас ставшей наглядной) целью Навального на этих выборах было как можно более тяжелое поражение демократических кандидатов.

В первую очередь — Явлинского, которого часть сторонников Навального травит так яростно, что, кажется, ненавидит его куда больше, чем Путина.

Зачем? Да чтобы остаться одному на «зачищенном» демократическом поле.

Пару дней назад об этом как о достижении Навального откровенно высказался Алексей Венедиктов. Ничего, что Путин получил подавляющий перевес, — зато конкуренты разгромно проиграли.

Плата за это «достижение» не замедлила себя ждать. Буквально на следующий день.

  • В Петербурге уже 19 марта на территории бывшего Фарфоровского кладбища (где против застройки блокадных захоронений выступают жители и оппозиционные депутаты) появилась техника для забивки свай.
  • В Петрозаводске прокурор запросил 9 лет лишения свободы для главы карельского «Мемориала» Юрия Дмитриева.
  • В Москве суд потребовал от Павла Дурова представить коды шифрования для Телеграм, а Роскомнадзор пригрозил блокировкой.
  • В Екатеринбурге губернатор предлагает отменить прямые выборы мэра города, которым сейчас является Евгений Ройзман.

И думается, что это только начало новой волны реакции.

Прошлого уже не изменить — выборы закончились.

Надо хотя бы не повторять сделанных ошибок в будущем.

P.S.

От редакции

Публикуя мнение обозревателя Бориса Вишневского, редакция рассчитывает на обсуждение темы политиками, экспертами и просто неравнодушными гражданами.

Оригинал публикации: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/03/21/75888-kto-vysidel-reaktsiyu​

Вконтакте:

Facebook: