Борис Вишневский в «Новой газете»: К «пензенскому делу» подключили пропаганду

«Новая газета» рассказывала, что осенью 2017 года в Пензе ФСБ задержала Егора Зорина, Илью Шакурского, Василия Куксова и Дмитрия Пчелинцева, якобы входивших в террористическую группировку «Сеть», которая планировала сорвать президентские выборы 2018 года и чемпионат мира по футболу, который пройдет в 2018 году в России. В январе 2018-го в Петербурге по этому же делу задержали и заключили под стражу Филинкова и Шишкина. По информации Черкасова, задержанных фактически похищали (родственникам длительное время ничего не было известно об их местонахождении), а потом они были обнаружены в следственном изоляторе с явными следами пыток.

В конце января Теплицкая и Косаревская посетили задержанных в следственном изоляторе № 3 ФСИН России и составили акт, констатируя у них многочисленные ожоги от электрошокера и гематомы. Филинков рассказал членам ОНК, что его пытали электрошокером и вывозили в лес. В конце марта на суде по продлению задержанным меры пресечения выяснилось, что чекисты подтвердили следователям применение электрошокеров! Но заявили, что сделали это, поскольку Филинков якобы оказал сопротивление при задержании и предпринял попытку к бегству. И что существует некая медицинская экспертиза, которая показала, что сотрудники ФСБ «не причинили вреда здоровью подозреваемого»...

Заявлениям о попытке к бегству, как и заявлениям об отсутствии вреда здоровью, мало кто поверил. Если попытка к бегству была – почему о ней нет ни слова в материалах дела? Почему об этом не упоминалось в судах, когда Филинкову назначали и сохраняли меру пресечения? Ну а фотографии следов «не повредившего здоровью» электрошокера обошли многие СМИ, в том числе за пределами России.

Напомним, что выбивание пытками из задержанных нужных показаний запрещено как 21-й статьей Конституции РФ («Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию»), так и статьей 302 УК РФ («принуждение подозреваемого к даче показаний путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий, соединенное с применением насилия, издевательств или пытки», наказание – до 8 лет лишения свободы).

Скандал приобретал крайне неприятный для власти характер, и тут в Петербурге и появились две «подставки для микрофона» (как их метко назвал один из питерских журналистов) из НТВ – Александра Мирошниченко и Мария Барзунова – и начали преследовать Косаревскую, Теплицкую и Черкасова.

Косаревскую «журналистки» поймали у выхода из тюремной больницы имени Гааза – отметим, что, находясь в больнице, она переключила мобильный телефон в авиарежим, а о ее пребывании там знали только сотрудники ФСИН.

По словам Косаревской, «журналисток» не интересовало, есть ли в больнице инфекционист (два месяца нет), применяют ли шокер в ИК-6 (да) и есть ли жалобы на избиение в ИК-3 (тоже да), – вместо этого они назойливо, раз за разом, несмотря на отказ с ними разговаривать, интересовались, «почему она защищает террористов» и «как часто она общается с консулами», попутно стыдя ее тем, что она «дискредитирует страну, в которой живет».

Теплицкую встретили у дома – с аналогичными вопросами «как вы можете поддерживать террористов».

Черкасова тоже поймали у дома, спрашивая, поддерживал ли он в 2014 году украинский Евромайдан, и назвали его «защитником террористов в понимании общественности». При этом, по словам адвоката, НТВ знало расположение его квартиры, потому что при съемке камера была направлена именно на его окна...

Что происходит — догадаться несложно.

Необходимо срочно отвлечь общественное внимание встречной атакой.

Сделать так, чтобы осуждали не тех, кто пытал, а тех, кто разоблачил пытки.

Не вопиюще незаконное применение пыток к задержанным, а поведение правозащитников и адвокатов, якобы «защищающих террористов».

Вот энтэвэшные «подставки для микрофона» и терроризируют правозащитников – понятия не имея при этом (скорее всего, они вообще не слышали это слово) ни о презумпции невиновности, ни о журналистской этике. И плевать им при этом на тот факт, что даже самый независимый в мире российский суд еще не установил вину ни Филинкова, ни Шишкина (на данный момент они являются не более чем подозреваемыми), – это совершенно не мешает «журналисткам» уверенно называть задержанных «террористами», а тех, кто говорит о применении пыток, – «защитниками террористов». И скорее всего, в пожарном порядке на НТВ готовится очередная «анатомия протеста» – чтобы оправдать действия чекистов и дискредитировать тех, кто уличает их в преступлениях.

Впрочем, если говорить о преступлении, то одно из них, как представляется, налицо – по ст. 137 УК РФ «Нарушение неприкосновенности частной жизни».

Откуда у НТВ домашние адреса Яны Теплицкой и Виталия Черкасова? Эти сведения могли быть собраны только незаконным путем, что наказуемо по указанной статье УК. Соответствующее обращение я направил прокурору Москвы Владимиру Чурикову с просьбой провести проверку и привлечь виновных к ответственности.

Конечно, надежды на наказание не очень велики – еще ни разу на моей памяти те, кто незаконно собирал персональные данные на оппозиционных политиков и гражданских активистов, не были наказаны. Недавно «Новая» рассказывала о создании в сети ВКонтакте группы «Галерея Уникальных Людей», где выкладывались домашние адреса и фотографии оппозиционеров, после чего на них совершались нападения. Я обратился в Следственный комитет, группу заблокировали – но ее организаторов пока так и не привлекли, а мое обращение перенаправили в центр «Э» для проверки и принятия мер. Ответа пока нет.

Что касается преследования Теплицкой, Косаревской и Черкасова – еще одно мое обращение ушло в Общественную коллегию по жалобам на прессу.

Заметим: коллегия тринадцать раз (!) рассматривала жалобы на НТВ и выносила решения, констатируя, что их программы не имеют отношения к «добросовестной телевизионной журналистике» и что в программах НТВ содержится «недостоверная, в том числе заведомо ложная информация о заявителях». Полагаю, что и на этот раз решение будет таким же и НТВ получит еще одну черную метку, – вот только подействует ли она? После многочисленных «разоблачений», уже показанных на этом канале, представляется, что одного лишь морального осуждения недостаточно. Более надежным было бы изгнание из профессии — за подлость.

а в это время

Леонид Никитинский

обозреватель «Новой», член СПЧ

Родители задержанных в Пензе и Санкт-Петербурге по подозрению в создании террористической организации «Сеть» 16 апреля встретились с председателем СПЧ Михаилом Федотовым.

Кроме сообщений о пытках, о которых говорили им дети и их адвокаты, родители сообщили также об интервью, которые их вынуждают дать телеканалу НТВ.

На общении со съемочной группой, по словам матерей, настаивал следователь, угрожая в случае отказа неприятностями для детей, в обоих случаях мам отвезли для записи видео на служебных машинах фактически под конвоем, при интервью присутствовали сотрудники спецслужб. Но мамы все равно отказались признавать виновность своих сыновей.

Дело «Сети» строжайшим образом засекречено, заседания по избранию и продлению меры пресечения проходят в закрытом режиме, у адвокатов и родственников отобраны подписки о неразглашении данных предварительного следствия, и, таким образом, общественность пока не знает, какими объективными доказательствами располагает следствие. Однако какие-то детали дела, по-видимому, не являются секретными для съемочной группы НТВ.

Оригинал публикации:https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/04/17/76210-k-penzenskomu-delu-podklyuchili-propagandu

 

Вконтакте:

Facebook: