Борис Вишневский рассказал изданию «Бумага» о школьных годах, символах города и любви к Исаакиевской площади

01 марта 2017, 14:42

Борис Вишневский рассказал изданию «Бумага» о школьных годах, символах города и любви к Исаакиевской площади

Борис Вишневский, депутат петербургского Закса от фракции «Яблоко», родился и вырос в историческом центре Петербурга. Потом семья переехала в Купчино — в первую отдельную квартиру. 

Депутат рассказал «Бумаге», где, по его мнению, стоит искать душу Петербурга, почему в «новом» городе не так уютно и чем Стокгольм и Хельсинки напоминают родной город.

Фото из архива Бориса Вишневского

Каким было ваше первое жилье?

Свое детство, первые 13 лет, я прожил сразу на две квартиры: у родителей и у дедушки с бабушкой. Квартира родителей была на Достоевского, 18.  У нас там была скорее даже не квартира, а коммунальная комната. До сих пор я часто прихожу и смотрю на этот древний красивый дом, вспоминаю о детстве. Этот дом я помню так же хорошо, как и второй, где бывал ничуть не реже.

Дом дедушки и бабушки располагался на Исаакиевской площади, это тот знаменитый дом со львами Монферрана. В огромной коммунальной квартире, где жило человек 40, если не больше, у дедушки с бабушкой была большая комната с высоченными потолками под 5,5 метров. Дедушка даже оборудовал второй этаж, где у них с бабушкой была спальня. Там я обожал устраивать нечто вроде канатной дороги из веревочек, вверх-вниз по ней возить оловянных солдатиков. Часто гулял и по самой площади.

Адмиралтейский проспект, март 1983 года. Фотоиз архива Олега Ионе

Но в начале 1968 года родители купили кооперативную квартиру в городе, залезли в дикие долги, у всех кого можно всё собрали и уехали в Купчино. Мы жили на проспекте Славы, квартира всеми окнами выходила на проезжую часть. Гарь, пыль — невозможно открывать окна. Бывая там сейчас, я не испытываю ни малейшей ностальгии. Хотя она была для меня первой отдельной квартирой. Помню, мы с сестрой по ней в первый день ходили и не верили, что всё это наше, что ванная, туалет, мебель — всё наше, что больше нет никаких соседей. И там я прожил 28 лет, пока не уехал на Васильевский остров, где живу сейчас.

Кто вас тогда окружал и чему научил?

Вообще, всему, что я сейчас умею, меня научили папа с мамой. Они научили меня главным образом тому, что нужно трудиться неустанно, чтобы чего-то добиться в жизни, что ничего не сделается само, что нужно всегда стараться помогать другим, не ожидая от них чего-то в ответ. Я смотрел, как трудятся они, и брал пример.

Не могу сказать, что был спокойным ребенком. Где-то лет с трех родители твердо знали, что мне нужно дать книжку, чтобы я успокоился. Я довольно рано научился читать, мне было года два с половиной. Не перестаю этим заниматься до сих пор, за что также можно поблагодарить и родителей, и учителей.

Папа с мамой научили меня главным образом тому, что нужно трудиться неустанно, чтобы чего-то добиться в жизни, что ничего не сделается само

Были и друзья. Иногда мы с ребятами после уроков шли на Московский проспект в булочную, где брали себе по два молочных коктейля и по булочке. И там, за вкуснейшим коктейлем и булочкой, разговаривали «за жизнь». Это одно из самых ярких воспоминаний той поры.

Куда бы вы посоветовали отправиться приезжему?

Чтобы узнать Петербург изнутри, туристу нужно, на мой взгляд, сделать большой круг по набережной Невы: условно от Благовещенского до Литейного моста. Потому что именно вода, открытые пространства, небесная линия со шпилями на фоне — это то, что составляет душу Петербурга. А уже потом можно бродить по центру города, по стрелке Васильевского острова, вокруг Исаакиевской площади, по Миллионной улице, по Таврическому саду. И тогда приезжий увидит сердце города.

Белая ночь на Неве, 1981 год. Издательство «Планета», Москва, 1990 год, автор — Е. Кассин

Где в Петербурге вам хочется бывать постоянно?

Я бы не сказал, что есть какое-то определенное место. Для меня город прекрасен тем, что он разный, что есть много-много мест, где хочется быть постоянно.

Чтобы узнать Петербург изнутри, туристу нужно, на мой взгляд, сделать большой круг по набережной Невы

Мой самый любимый памятник, например, — это памятник адмиралу Крузенштерну на набережной лейтенанта Шмидта, который я люблю с детства. Люблю и старую часть Васильевского острова, Петроградскую сторону.

Однако сейчас из-за расписания у меня нет времени бродить по ним. Зато когда находится свободный час, я стараюсь пройтись пешком по улице Достоевского или Исаакиевской площади мимо мест, где я вырос. Там мои детские воспоминания, а это, наверное, самое главное, что остается от детства.

Каких мест в городе вы стараетесь избегать?

Есть места, где мне неуютно. Мне не очень уютно в таких гетто, новых кварталах, типа Парнаса или того, что возникает сейчас на юго-западе, на северо-востоке.

Мне не очень уютно в местах массовых застроек высотными домами почти без зелени, где всё почти одинаково. Не люблю такие места, поэтому стараюсь бывать там только по необходимости.

Я вообще предпочитаю старый город новому. Лахта, Купчино, Парнас — это не старый и любимый мной Петербург. В этом «новом» Петербурге просто-напросто неуютно, это не мое.

Что вам напоминает родной город во время путешествий?

Ощущение, близкое к петербургскому, у меня возникало сразу в двух городах. Это Стокгольм и немного Хельсинки. В них тоже много набережных, много открытых пространств и старинных домов, много шпилей — и всё это на фоне воды. А ведь это и есть символы Питера — вода и характерная панорама зданий на фоне.

Каким должен быть город, чтобы вы выбрали его для жизни?

Он должен быть похож на старый Петербург. Потому что именно в старом я чувствую себя наиболее комфортно. В нем должно быть много зелени и рядом должна быть вода.

Вконтакте:

Facebook: