Борис Вишневский: Протест - средство, а не цель

После воскресного митинга "Против пенсионного грабежа", прошедшего на площадке обманутых дольщиков в Свердловском саду, нет недостатка в критиках, заявляющих о "неудавшемся митинге" и "слитом протесте". Категорически не согласен ни с тем, ни с другим.

Митинг состоялся.  

В безопасных для участников условиях – практически без задержаний.  

В центре города – в 900 метрах от изначально заявленной площади Ленина. 

Практически со всеми запланированными выступлениями.   

Несмотря на то, что перед митингом и организаторов, и будущих участников всячески запугивали и "предостерегали", грозя ответственностью вплоть до уголовной, и рассказывали "страшилки" о якобы "боевиках" и "криминальных элементах", которые готовятся устроить массовые провокации.   

Где тут "неудавшийся митинг" и "слитый протест"? 

Мы пришли на площадь Ленина, а потом, учитывая приглашение обманутых дольщиков,  перешли в Свердловский сад и провели митинг вместе с ними. 

Критики, недовольные тем, что мы не остались на площади Ленина и не попытались провести митинг прямо там (с неминуемыми массовыми задержаниями после этого, как 9 сентября), подменяют формой содержание – забывая о цели митинга. 

А цель была – высказывание нашего мнения против "пенсионного грабежа", а не демонстрация гордой непреклонности отдельных участников акции. 

Заявленная цель, которую ставил оргкомитет (объединивший несколько десятков разношерстных организаций), была достигнута. Мы провели митинг – один из немногих по этой тематике, которые удалось провести в крупных городах страны. Высказали свое мнение о "пенсионном грабеже" (и не только о нем, но и о его причинах, с которыми надо бороться). Обеспечили безопасность участников – в чем нам огромную помощь оказали обманутые дольщики, пригласившие нас на свою площадку. Информация о митинге и заявленных там требованиях широко распространилась. 

Кто-то недоволен стилистикой ведения митинга и призывами ведущего Александра Головко не ругать Путина? Но все выступавшие, кто хотел, без всяких помех ругали Путина, говорили  о его отставке и требовали смены власти.  

Митинг в Свердловском саду – не самый лучший вариант? Да, лучше было бы провести его на площади Ленина, Марсовом поле или Конюшенной площади. Но выбирать надо было между не лучшим вариантом со Свердловским садом – и очень плохим вариантом "9 сентября 2.0".  Без какого-либо третьего варианта.  

А критики пусть займутся организацией следующего мероприятия. Сделают все лучше, чем мы. Все организуют, подготовят, вдохновят людей, добьются лучшего места для проведения митинга и проведут его, собрав десятки тысяч сограждан. Буду рад, если  у них все получится.

Кстати, стоит задуматься: почему мантры про "слитый протест" так радостно повторяют провластные СМИ? На мой взгляд – потому, что им надо подменить повестку, отвлечь внимание от "пенсионного грабежа" и крайне негативного отношения к нему подавляющего большинства граждан.  

А теперь – очень существенное: о тактике протеста. 

Да, бывает, что надо выходить на улицу без всяких согласований, потому что нет иного выхода, и нам его не оставляют. Не раз участвовал в таких акциях. 

Но протест должен дать большому числу граждан возможность высказать свое мнение, донести его до власти, а не превращаться (цитирую Ивана Овсянникова из Российского социалистического движения) в "экстремальный вид спорта для ограниченного круга героических активистов". Только тогда он достигает своих целей – оказать давление на власть,  заставить ее поступать так, как хотят граждане. 

Всяческого уважения заслуживают те, кто готов стоять на улице до конца, рискуя задержаниями, штрафами и арестами. Но таковы не все. 

В протесте, – и не только петербургском, – есть "профессионалы", для которых задержания и аресты – заранее предвидимые, неприятные, но неизбежные издержки их политической деятельности, на которые они идут сознательно.

Но есть и другие, которых большинство. Для которых протест – это не цель, а средство. Средство донесения до власти своего мнения. Средство изменения ситуации в своей стране и своем городе. Это большинство, кстати, особенно заметно в  протестах против "пенсионного грабежа", в котором участвуют очень многие, ранее ни на какие митинги никогда не ходившие. 

Они стремятся высказать свое мнение, услышать единомышленников – но совершенно не стремятся в автозак, полицию и суд. 

Они не знают, как себя вести при задержании и после, не знают, как защищаться в суде, не умеют срочно найти адвоката или общественного защитника. 

Они не готовы к неприятностям на работе или учебе из-за задержания, к возможной потере работы в случае ареста и вынужденного отсутствия на 10-15 суток, к необходимости  уплаты немалых и обременительных для них штрафов...

Это – не теоретические рассуждения: многократно объезжая отделы полиции после массовых акций, я видел очень много таких людей, которых организаторы этих акций призывали "выходить и ничего не бояться" и "с гордо поднятой головой заявлять свои  требования". Видел, как их содержат (как в печально знаменитом 76-м отделе полиции Центрального района) в душных камерах, где через полчаса становится не по себе даже совершенно здоровому человеку. Видел, как их часами возят по городу в автозаках, не давая воды. Видел, как к ним отказываются допускать защитников. Чем мог, помогал – хотя далеко не всегда это удавалось.    

Каждый имеет право быть героем. Но тот, кто призывает быть героями других, тем самым автоматически берет на себя обязательство помогать им, если это понадобится. Причем не только постами в Интернете, а развозя воду и еду задержанным, помогая им с поиском защитников, скидываясь на штрафы,  дежуря в "группе помощи задержанным", собирая информацию...

"Профессионалы" протеста, в том числе оппозиционные политики, обязаны, не отступая от своих принципов, думать о тех, кого ведут за собой. И, выбирая как действовать, понимать, что отвечают за них, а не только за себя.

Борис Вишневский

Оригинал публикацииhttps://www.fontanka.ru/2018/09/18/072/

Вконтакте:

Facebook: