«Свобода»: Авиакатастрофа над Синаем: год спустя

31 октября 2016, 18:53

Депутат Законодательного собрания Петербурга 5-го созыва, юрист Александр Кобринский считает, что весь год, прошедший после авиакатастрофы над Синаем, ее публичное освещение было подчинено политической конъюнктуре.

– Начнем с того, что когда во всем мире все в один голос говорили, что это теракт, когда даже я, проконсультировавшись со специалистом, получил ответ, что ничего, кроме теракта, тут быть не может, почему-то наши власти с упорством, достойным лучшего применения, отрицали, что произошел теракт, и признали это позже всех – когда этот факт стал уже совершенно очевидным. На самом деле это означало, что российские спецслужбы проморгали террористическую угрозу, исходящую из Египта. А главное, было совершенно понятно, что этот теракт является ответом на вступление России в войну в Сирии, что так мы уже расплачиваемся за войну, про которую еще нельзя сказать, нужна она России или нет. Поэтому, конечно, с признанием самого факта террористического акта так долго тянули.

И еще я хочу сказать, что меня неприятно поражает тягомотина с увековечением памяти погибших: мы с моим коллегой депутатом Борисом Вишневским обращались к губернатору Полтавченко с просьбой решить вопрос с установкой памятника погибшим. И мы даже получили положительный ответ, однако, потом выяснилось, что это всего лишь намерение, а на самом деле еще надо найти финансирование, найти место, найти скульптора, и ничего до сих пор не решено. Там ведь есть люди, у которых даже останков их близких нет, потому что их невозможно определить, и мы говорили о том, как важно будет для них, чтобы они в годовщину трагедии могли прийти и положить цветы к памятнику, – сказал Александр Кобринский.

На самом деле, уже создан Фонд для увековечения памяти погибших в авиакатастрофе на Синаем, и сегодня предполагается, что памятников будет три: один – Сад памяти во Всеволожске, где на специальных плитах будут высечены все имена погибших. Закладка первого камня этого сада прошла 30 октября, накануне годовщины крушения лайнера. Другой памятник будет установлен над братской могилой с неопознанными останками на одном из петербургских кладбищ. Третьим памятником должен стать православный храм в Красносельском районе. Эта идея уже вызвала споры – группа местных жителей выступает против, считая, что в первую очередь надо строить детские сады, а уже потом храмы.

Александр Кобринский считает, что пригородный Всеволожск для Сада памяти – это слишком далеко, ведь многие родственники погибших – люди преклонного возраста, и им трудно будет туда добираться. Идея православного храма в качестве памятника вызывает у Кобринского больше всего нареканий.

– Это просто бестактно, ведь не все погибшие были православными. Неспроста у Высоцкого в песне поется, что "на братских могилах не ставят крестов" – не ставят именно потому, что люди могли быть разного вероисповедания. И здесь среди погибших, насколько я знаю, были и иудеи, и мусульмане, и атеисты – нельзя ставить в их память помимо их воли никакие религиозные символы. Это тоже печальное знамение нашего времени: если ты живешь в Чечне, ты должен быть мусульманином, где-то в других регионах – христианином. Я знаю, что не все согласны с идеей храма, и на самом деле, бестактно ставить людей в ситуацию, когда они должны возражать против сооружения храма иной конфессии.

По мнению Александра Кобринского, памятник погибшим должен быть нейтрального гражданского характера.

ОРИГИНАЛ

Вконтакте:

Facebook: