Анатолий Голов: «Отнять и поделить – вот что они умеют лучше всего»

Из сводок новостей: с начала экономического кризиса в категорию «новых бедных» перешли 5 млн соотечественников. Только за два последних года, с введением продуктового эмбарго, цены на продукты выросли в среднем на треть. По социологическим опросам, больше половины россиян перестали приобретать одежду, около 40% экономят на лекарствах, коммуналке и выплатах по кредитам. Государство собирается на три года заморозить бюджетные расходы и накопительную часть пенсионной системы. Таков предвыборный «социальный фон». А будет еще хлеще, предсказывает Анатолий Голов, сопредседатель союза потребителей РФ, член бюро партии «Яблоко».

«Правительство четко дает понять: нам не нужны пенсионеры»

— Анатолий Григорьевич, весной Пенсионный фонд России задержал перечисление средств в негосударственные фонды по программе накопительных пенсий. Потом заменили регулярную индексацию пенсий единовременной выплатой. А в конце июля замминистра финансов Татьяна Нестеренко сообщила: «Если ничего не менять, к концу следующего года не будет резервов, возможности, чтобы платить зарплаты». Это что, сигналы о том, что мы постепенно возвращаемся в 90-е, когда не было денег не только на зарплаты, но и на пенсии? 

— Денег на пенсии давно нет. Но конкретно эти действия связаны с переводом накопительной части в страховую, то есть в «общий котел». Замораживание накопительной части – распространенная в мире ситуация: накопительная система хорошо работает в стабильных и развивающихся экономиках, а в условиях кризиса с накопительными пенсиями везде плохо, причем как в государственном, так и в негосударственном варианте. Например, в 2008 году были проблемы с негосударственными пенсионными фондами в США. В условиях кризиса старая распределительная система работает лучше и для пенсионеров, и для государства, поэтому в России решили пойти по этому пути. 

Правда, правительство не готово сразу официально отменить накопительную часть. Вместо того чтобы честно сказать, что накопительная часть ликвидируется и переводится в страховую, правительство пытается протянуть время и использовать эти деньги для затыкания дыр. Оно все надеется, что вот-вот вырастут цены на нефть и мы опять станем стабильной и растущей экономикой, все будет замечательно, это уже традиционная для правительства позиция.

Ждать между тем никакого смысла нет, потому что кризис российской экономики начался еще в 2012-13 годах, еще до введения санкций и падения цен на нефть, и связан он с неэффективностью государственной экономики, которая построена нынешним президентом и его окружением. В качестве примера можно привести систему капремонта. Нет чтобы построить нормальную рыночную модель, под ответственность собственника – выбрали дико неэффективную модель, которая очень похожа на пенсионную: региональные фонды капремонта собирают деньги и заказывают ремонт без участия собственников. Проблема в том, что государство везде суется, требует, чтобы ему отдали деньги, но, взяв их, распоряжается неэффективно. 

— Тем временем пенсионеров все больше, а работающих все меньше, поэтому власти готовятся увеличить пенсионный возраст до 63-65 лет. При этом средняя продолжительность жизни российского мужчины – около 66 лет. То есть долгосрочный план правительства – просто дать вымереть будущим пенсионерам и таким образом сэкономить на выплате пенсий? 

— Индексация пенсии на 4% при инфляции почти в 13% и еще большем росте цен на продовольствие ничего особо не значит: по некоторым оценкам, за последние годы стоимость продовольственной корзины для пенсионеров выросла примерно на 30%. О чем это говорит? Правительство четко и ясно дает понять: нам не нужны пенсионеры. Это оптимальный вариант для его социальной политики. Старая русская пословица: баба с воза – кобыле легче. Повышаем пенсионный возраст, понижаем количество пенсионеров, перестаем индексировать пенсии. 

— Ежегодный объем перечислений в накопительную часть пенсии составляет в среднем меньше 800 рублей. Мало того, правительство заморозило накопительную часть пенсии в 2014 году и готовится продлить заморозку еще на три года. Стоит ли тогда «пачкаться», копить? Не лучше ли уйти «в тень» и зарабатывать на жизнь и старость, не связываясь с Системой? 

— У меня трудовой стаж больше 50 лет, а пенсия составляет 15 тысяч рублей. Если вы скажете нынешней молодежи: будешь трудиться 40 лет и получишь такую пенсию – кто к ней будет относиться всерьез и надеяться на нее? Молодые люди знают, что при существующих условиях у них все равно не будет нормальной пенсии. Поэтому мы и видим сговор между работником и работодателем против государства, как они делят пенсионные взносы между собой. 

— Борясь с «тенью», правительство выдвигает идею ввести «налог на тунеядство», то есть для трудоспособных, но официально не работающих.

— К сожалению, сегодня власть в руках людей, которые никогда не занимались созиданием. Поэтому наше государство очень сильно, когда надо кого-то посадить в тюрьму, но очень слабо, когда нужно организовать эффективную экономику. Что касается «налога на тунеядство», то я категорически против. У нас колоссальная безработица в малых городах, селах и деревнях. Есть деревни, где работы нет совсем, где единственные деньги – пенсионные, люди там вынуждены жить натуральным хозяйством. Ну, давайте их еще и накажем за это, заставим платить налог. 

— А не платить полную пенсию работающим пенсионерам, а то и вовсе не выплачивать ее тем пенсионерам, кто зарабатывает от полумиллиона рублей в год – как думаете, правительство пойдет на такой шаг после парламентских выборов?

— В Госдуме обсуждается, чтобы вообще лишить пенсии работающих пенсионеров. И думаю, что после президентских выборов они, скорее всего, пойдут по этому пути – увеличат пенсионный возраст и перестанут платить пенсию работающим пенсионерам. И надо честно сказать всем, кто голосует за нынешнюю власть, и тем, кто не идет на выборы: это вы своим поведением даете им возможность лишать вас пенсии, повышать пенсионный возраст, вводить дополнительные платежи и налоги. Поэтому и не жалуйтесь.

— У нашего правительства вообще забавная метода: минимальный размер оплаты труда – 7,5 тысячи рублей, но прожиточный минимум – почти 10 тысяч; пенсии проиндексированы на 4%, а инфляция составила 13%; повышение пенсионного возраста – до 65 лет, а продолжительность жизни – меньше 60. Ничего не остается, как рассчитывать только на себя. 

— В нынешних условиях в принципе не может быть нормальной ситуации с зарплатами и пенсиями. В развитых странах минимальная зарплата в 2-2,5 раза выше, чем прожиточный минимум, и это правильно, это позволяет уменьшить расслоение общества. Но для этого надо не просто повышать прожиточный минимум и зарплаты, а перестраивать всю экономику, а предпринимателю говорить: если ты и теперь не будешь эффективным, просто не берись за это дело. 

— Путин поддержал предложение председателя Федерации независимых профсоюзов Михаила Шмакова – провозгласить, что выплата заработной платы приоритетнее налоговых платежей. Разве это не положительный момент, не попытка договориться с предпринимательством?

— Все это пустые слова. Они звучат уже давно, но никаких последствий у этих заявлений не будет. Сегодня, если ты не платишь налоги, к тебе придет налоговая. Если не платишь зарплату, против тебя могут возбудить уголовное дело. Но налоговая обдерет тебя, как липку, а уголовное дело возбудят только в том случае, если у тебя были деньги [на выплату зарплат]. Поэтому, если у предпринимателя есть рубль и ему нужно решить, кому его отдать – государству или работнику, он, конечно, отдаст государству. И никаких реальных механизмов, чтобы было наоборот, не предложено. 

Власть только декларирует заботу о работниках, но никакой соответствующей серьезной экономической политики нет. Напротив, вместо того, чтобы раскручивать экономику, делается все, чтобы экономика схлопнулась. Рыба гниет с головы, а предприниматели, видя все это, тоже не рвутся быть эффективными, да это и невозможно. Чем повышать производительность труда, лучше нанять 3-4 человек, которые будут работать за одного и делить одну зарплату на всех.

«Все это кончится социальным взрывом»

— Анатолий Григорьевич, доходы населения падают уже полтора года, люди экономят на последнем: на продуктах, лекарствах, одежде, коммунальных платежах. При этом программа адресной помощи нуждающимся не будет запущена и в 2017 году, хотя намечалось. Зато Роснефть, РЖД и Роснано выплачивают своим управляющим миллионы и миллиарды рублей, гораздо больше, чем на сытом Западе. Недавно встретилась статистика: в царской России учитель гимназии получал на треть больше чиновника. Неужели сегодня нет законных способов принудить их делиться? Каким вы видите решение? 

— Это тоже пример неэффективности, а также двойных стандартов. Когда этим структурам нужны деньги и собственность, государство говорит: пожалуйста, ведь это государственные структуры, значит и деньги, и собственность будут там в сохранности, будут работать на благо страны. Когда же платят зарплаты и бонусы топ-менеджерам, государство говорит, что это коммерческие структуры, ничего страшного. 

Еще в начале 2000-х был внесен законопроект, по которому зарплаты президентов, министров, чиновников, депутатов, а также менеджеров госкорпораций должны находиться в определенной зависимости от средней зарплаты по стране. Например: топ-менеджер получает 10 средних зарплат, и не более того. Но государство дает им возможность получать, сколько они хотят, плюс фантастические премии, которые они сами себе выписывают. Жадность и бесконтрольность – вот главные характеристики госкорпораций, об эффективности тут и речи быть не может.

— Сечин оправдал свой многомилионный оклад тем, что много летает: 650 часов налета за год, то есть немногим меньше двух часов в день. Как считаете – сечинский оклад стоит того? 

— В современном мире при наличии средств телекоммуникации такое количество перелетов совершает только один топ-менеджер – Сечин. Никакой нормальный топ-менеджер столь бездарной растратой времени и средств заниматься не будет. Не летать надо, а думать. А если он предпочитает хвастаться тем, что много летает, пусть получает зарплату пилота (порядка 300-350 тыс. рублей в месяц – прим. ред.). 

— Может, к таким, как Сечин, применить прогрессивную шкалу подоходного налога? В правительстве витают такие идеи. 

— Насчет прогрессивной шкалы налога у нас давно идут споры. Лично я считаю, что прогрессивная шкала – это нормально. Вопрос в том, какова «крутизна» этой прогрессии. Кроме того, мало кто обращает внимание, что сейчас, при регрессивной шкале, с зарплат поменьше сборы в пенсионный фонд взимаются полностью, а как только этот уровень зарплат преодолевается, берется только 10%. То есть на самом деле надо вернуть одинаковую шкалу взносов в пенсионный и прочие фонды для всех, независимо от зарплаты. И честно говорить: да, мы выплачиваем пенсии за счет богатых. А сейчас получается так: «Ребята, сами скиньтесь и сами платите пенсию, а богатых трогать не надо». К сожалению, наша пенсионная система направлена на увеличение расслоения в обществе.

— Даже в Минфине признают: Резфонд сегодняшними темпами иссякнет в следующем году, Фонд национального благосостояния до конца 2019 года усохнет на 40%, а то и больше. Выходит, правительству придется и дальше резать социальные расходы, поднимать налоги и присваивать пенсионные взносы, изящно называя все это «внутренними заимствованиями». Между тем, по соцопросам, население, наоборот, ждет прямо противоположного – в первую очередь увеличения пенсий, зарплат бюджетников, пособий малоимущим. Ваш прогноз: как долго простоит правительство Медведева? 

— Рано или поздно Путин отправит Медведева в отставку. Все понимают, что правительство ничего не решает, а Медведев – мальчик для битья, он, как мы знаем, все время лепит какие-то глупости и тем самым поддерживает миф: плохие – бояре, царь – хороший. Но как только Медведева уберут, вместо него придет такой же «боярин», и того потом сдадут. Власть живет по принципу: после нас хоть потоп. Никто там не думает о том, чтобы сделать страну сильной. У нас слабая экономика, которая работает не на людей, а на войну. Но «сильный» – это не значит здоровенный мужик с автоматом. 

— Еще в первом квартале по стране, от Крыма до Приморья, прокатилась волна негодования из-за невыплаты зарплат, более 80 акций протеста. Недавно в Москве предприниматель, доведенный до банкротства, захватил офис банка, шахтеры в Ростове объявили голодовку, фермеры Краснодарского края предприняли попытку «тракторного марша» на Москву. Как вы оцениваете потенциал социальной напряженности в этом году и в следующем? 

 — Все эти примеры говорят об одном: в обществе нет цивилизованных механизмов разрешения конфликтных ситуаций. В свое время я как депутат Госдумы был автором закона о коллективных сборах или забастовках, по нему в стране каждый год проводились сотни и тысячи забастовок. Но этот закон был отменен, а в новом Трудовом кодексе условия проведения забастовок таковы, что забастовок почти нет. Поэтому люди идут на крайние меры – перекрывают дороги, захватывают банки, устраивают марши тракторов. Все это кончится социальным взрывом.

«Правительство стремится содрать с уменьшающегося стада семь шкур»

— Если определять корень зла в нашей экономике, как в нескольких словах сформулировать проблему?

— Создатели и операторы этой системы не умеют ничего создавать, только отнимать и перераспределять. Чтобы сохранять эту систему, нужно дальше паразитировать на собственных гражданах, грабить их, особенно в условиях уменьшения доходов от продажи нефти и газа. Наша власть все это отлично видит и понимает, отсюда – давайте введем налог на имущество по кадастровой стоимости, плату за капремонт, за вывоз бытовых отходов. Поэтому прекращают индексировать пенсии, поднимается вопрос о повышении пенсионного возраста. Выплаты социальных пособий и пенсий осуществляются за счет ограбления регионов: им выкручивают руки, заставляют сокращать расходы на зарплату бюджетникам методом сокращения врачей и учителей. Центр откровенно грабит регионы: деньги отдайте нам, а обязательства выполняйте, как хотите. Еще один ресурс, когда не хватает денег, – передел внутри «банки с пауками», «экспроприация» собственности «олигархов», даже самых лояльных. С экономикой эти люди ничего сделать не хотят и не могут, отнять и поделить – вот их принцип, вот что они умеют делать лучше всего.

— Но сколько ни отнимай и ни дели, а эффективность системы не повышается, это не вечный двигатель, а сам себя исчерпывающий, затухающий механизм. И вся эта конструкция держится только на одном: находящихся внизу этой пирамиды, предпринимателей и наемных работников, эта ситуация более-менее устраивает. Когда, по-вашему, иссякнет этот ресурс?  

— В Англии Тетчер лишилась поста премьер-министра, когда предложила ввести однопроцентный подушевой налог. Вот это уровень гражданской чувствительности! Наши граждане гораздо терпеливее, их терпения вполне хватит еще на 8-10 лет.

— Как выглядит альтернатива? 

— Есть два подхода, первый – получить как можно больше, содрав семь шкур, второй – увеличить стадо и брать с него только по одной шкуре. Наше правительство идет по первому пути, стремясь содрать с уменьшающегося стада по семь шкур. Что в итоге? Из кризиса 1998 года мы вышли за счет роста производства после девальвации рубля. Потому что тогда условия для предпринимательства были гораздо более благоприятными. Сейчас у нас как минимум двукратная девальвация рубля по отношению к доллару, но в результате нее предприниматели ничего не получили. 

Предложение простое – снизить налоги. Налог, кроме фискальной функции, выполняет еще и регулирующую: если мы хотим, чтобы чего-то было мало – вводим большой налог, если хотим, чтобы чего-то было много – снижаем налоги. Поэтому нужно снижать НДС как минимум на 2% и облегчать стартовые условия для малого и среднего бизнеса. И еще одно обязательное условие – гарантия собственности. В настоящее время ситуация с собственностью крайне печальная. Москва, например, демонстрирует абсолютно незаконное и неконституционное отношение к собственности. Станете ли вы начинать бизнес, если боитесь, что завтра придут и снесут магазин, который вы построили? Конечно, не будете. Но думаю, перемены возможны только при другом президенте.

Источник: Znak.com

Вконтакте:

Facebook: