У церковников не получилось в дверь — так они лезут в окно

Начальник штаба Балтфлота с адмиральской прямотой судит об Иммануиле Канте, писавшем «какие-то непонятные книги».  
Министр культуры «находит» в архивах описание несуществующих боев. 

Президент «на пальцах» объясняет зарубежным коллегам, что украинские корабли имели приказ «скрытно проникнуть в нейтральные воды» (и эту ахинею радостно тиражируют множество СМИ). 

А тем временем, РПЦ, находящаяся в полной «симфонии» с российской властью, пытается прибрать к рукам все новое и новое имущество. 

В Барнауле церковники при содействии властей выкидывают на улицу единственный в городе планетарий.  
Храмов в городе почти два десятка, планетарий — один. 

И правда, зачем горожанам туда ходить? Там ведь рассказывают, что Вселенная возникла в результате Большого Взрыва, а вовсе не «сотворения мира». 

В Петербурге церковники второй раз пытаются разгромить музей городской скульптуры. Три года назад мы вместе с другими оппозиционными депутатами Законодательного Собрания не дали им этого сделать — теперь вторая попытка. И куда более наглая: раньше епархия требовала передать им лишь одно здание — а теперь митрополит Варсанофий требует еще пять. 

Между тем, на первом этаже здания, где до 1930 года находилась Благовещенская церковь, находится 70 исторических захоронений (в том числе, могила Александра Суворова). 

Исторические надгробия, включенные в Музейный фонд, по закону, не подлежат никакой передаче, и неотделимы от усыпальницы — но это судя по всему, церковников ничуть не беспокоит. 

Как не беспокоит и перспектива разгрома музея, директор которого Владимир Тимофеев еще три года назад категорически отказался «добровольно» отказываться от права оперативного управления зданием… 

И в том же Петербурге та же РПЦ предпринимает попытки «ползучей экспансии» в отношении Исаакиевского собора, который в 2017 году мы общими усилиями отстояли от попыток захвата церковниками. 

В дверь не получилось — так они лезут в окно. 

По два раза в день — утром и вечером, — в Исаакии, являющемся частью государственного музея, в приделе Александра Невского идут службы. 

Никакого ажиотажа нет: приходит от 10 до 30 человек. Из них часть приходит под предлогом посещения службы, чтобы бесплатно посмотреть собор (билет в музей стоит 250 рублей). Число верующих, приходящих на службы, ничтожно по сравнению с числом туристов, приходящих посмотреть на памятник мирового значения и один из символов Петербурга. И тем не менее, все тот же Варсанофий настаивает на предоставлении для служб еще и придела Екатерины. 

Спрашивается, зачем? Если и придел Александра Невского во время служб остается полупустым? Для справки: в минувшее воскресенье, 2 декабря, в 16 часов 10 минут (вскоре после начала службы) на ней было менее десяти человек. 

На прошлой неделе я отправил председателю городского Комитета по культуре Константину Сухенко письмо — настаивая на том, чтобы придел Екатерины не передавали для проведения служб. Нет в этом никакой необходимости. Напротив, это и помешает работам по реставрации памятника, и не позволит, как раньше, проводить в приделе Екатерины выставки и конференции. Наконец, хорошо известно, что церковники начинают везде, куда дотягиваются их руки, устанавливать свои порядки. В приделе Александра Невского посетителям музея, которые пришли посмотреть на уникальный памятник архитектуры, уже не дают снимать там фото и видео — то же самое будет грозить и приделу Екатерины. Что дальше — запрет для женщин заходить туда без платков или в брюках? Как с конституционным правом на доступ к культурным ценностям? Ответа пока нет — а церковники тем временем шумно анонсируют начало служб в этом приделе 7 декабря… 

Назовем вещи своими именами: перед нами — все новые и новые агрессивные попытки РПЦ не столько не возвращения бывшего «своего» (тот же Исаакий никогда церкви не принадлежал), сколько рейдерского захвата «чужого». Сопровождающиеся погромом государственных музеев, учебных заведений, планетариев. 

Спрашивается — во имя чего? Во имя восстановления исторической справедливости? Но в таком случае, почему из всех, у кого советская власть что-то отнимала, возвращают только церковникам? 

Может, сперва вернем обычным гражданам — и их потомкам, — то, что у них отобрали, а потом обсудим, передавать ли что-то РПЦ, которая отнюдь не бедствует?

Оригинал публикации: 
https://echo.msk.ru/blog/boris_vis/2326999-echo/

Вконтакте:

Facebook: