«Органы не ошибаются»

31 июля 2017, 17:08

Петербургское «дело Резника», — отправка депутата регионального парламента под арест на 10 суток на основании одного лишь заявления полковника Росгвардии (которого он якобы «схватил за шею»), а до того — решения об арестах более 200 участников оппозиционной акции на Марсовом поле 12 июня, — наглядное доказательство недопустимости «презумпции доверия к полиции», которую предлагают ввести думские единороссы. 

На самом деле, эта «презумпция доверия» существует уже давно — хотя и не зафиксирована в законе. 

Так, раз за разом суды, рассматривая дела задержанных участников оппозиционных акций протеста, принимают решения — о штрафах и арестах, — исключительно на основании полицейских протоколов или рапортов. 

Полностью игнорируются любые доказательства защиты задержанных — суд неизменно относится к ним «критически», рассматривает как «необъективные», или как «стремление избежать установленной законом ответственности» (!) . 

Зато показания полицейских — о якобы виновности задержанных, — рассматриваются судом с полным доверием, без малейшей попытки поставить их под сомнение. Как будто бы в органах правопорядка служат сплошь кристально честные и беспристрастные люди, которые говорят правду, только правду и ничего кроме правды. 

При этом обычно заявляется, что у суда, мол, нет оснований сомневаться в показаниях полиции — поскольку она, якобы, не заинтересована в том или ином решении суда, а вот задержанные и их защитники — люди заведомо необъективные, поэтому их аргументы и доказательства нельзя принимать в расчет. 

Все перечисленное имело место, в том числе, при рассмотрении в судах дел задержанных 12 июня на Марсовом поле, а также «дела Резника». 

Решения об арестах принимались с демонстративным игнорированием аргументов защиты и без каких-либо доказательств «вины» арестованных. 

В протоколе написано, что кричал «Путин — вор!» и «Надоел»? 

В протоколе написано, что не подчинился предложению уйти с Марсова поля? 

В протоколе написано, что «хватал за шею» полковника? 

Все, достаточно для наказания. 

Неважно, что ни одной видеозаписи, подтверждающей эту «вину» нет. 

И ни одного свидетеля «вины» нет. 

Есть только обвиняющая бумажка — и ничего, кроме нее, суд не учитывает… 

Интересно: если кто-либо из оппозиционеров заявит, что полицейский «хватал его за шею» — его арестуют, не требуя доказательств? Нет? А почему, собственно? 

Ровно такая же картина, заметим — при рассмотрении в судах дел о фальсификациях на выборах: показания членов избиркомов (об отсутствии нарушений) неизменно рассматриваются как заслуживающие полного доверия, а аргументы оппозиционных кандидатов и наблюдателей оцениваются «критически». Поскольку избиркомы якобы заведомо объективны и честны, а те, кто пытается доказать наличие нарушений — необъективны и пристрастны… 

Это — очень давно и хорошо знакомая, но очень недоброй памяти логика: «органы не ошибаются». 

Логика полицейского государства, принципиально отличающегося от правового. 

Именно она лежала в основе «Большого Террора», который был начат ровно 80 лет назад, особым приказом НКВД № 00447, о репрессиях против «антисоветских элементов» и образовании «троек», которые выносили приговоры заочно на основании материалов дел НКВД, а их решения не подлежали обжалованию. 

Сегодняшняя полиция, — по крайней мере, при рассмотрении дел в отношении оппозиционных политиков, активистов и участников оппозиционных акций, — никакой «презумпции доверия» не заслуживает. 

Потому что в отношении оппонентов власти и тех, кто их поддерживает, она, — и это многократно доказано, — заведомо необъективна. 

Потому что подчиняется не закону, а начальству, которое приказывает «мочить». 

И потому, что имеет гарантии со стороны этого начальства: делайте все, прикажут — и вам за это ничего не будет. 

Конечно, точно такие же гарантии имеют и члены избиркомов, фальсифицируюшие выборы. 

До тех пор, пока их поведение принципиально не изменится, нужна не «презумпция доверия», а прямо противоположное — «презумпция недоверия». 

Нет у нас никаких оснований им доверять в «политических делах». 

Когда будут — тогда поговорим. 

Но не сегодня, когда и  оппозиционного активиста, и случайно оказавшегося на месте оппозиционной акции гражданина, и оппозиционного депутата, пришедшего защитить граждан от незаконных действий полиции, можно в любой момент обвинить в том, что они «схватили за шею» или какое-либо другое место полицейского. 

После чего посадить, наплевав на любые доказательства невиновности, под девизом «органы не ошибаются».

Вконтакте:

Facebook: