«Наследник» не стремится к престолу

26 февраля 2018, 12:32

Перед днем памяти Бориса Немцова хочу предложить читателям сайта «Эха» свое интервью с ним — тогда еще нижегородским губернатором. Газета «Невское время», где я тогда был политическим обозревателем, задумала серию интервью с возможными преемниками Бориса Ельцина. Первым в голову пришел, конечно, Немцов, и в ноябре 1994 года я отправился в Нижний — так началось наше многолетнее (хотя были порой и очень непростые отношения) знакомство с Борисом. Мы сразу нашли с ним общий язык — он, как и я, бывший научный работник (только он физик, а я математик). Я спросил, увидев у него в кабинете несколько книжных полок, забитых литературой по его прежней специальности, многое ли он в них еще понимает, — и первые полчаса мы вспоминали свои научные занятия… Кажется, это было первое большое интервью с Борисом в «столичной» прессе.  

Вот его текст.  

35-летний нижегородский губернатор Борис Немцов — без сомнения, одна из наиболее любопытных политических «звезд» последнего времени. За три года мало кому известный народный депутат России от горьковской «глубинки» совершил стремительное восхождение к вершинам власти: от старшего научного сотрудника физического института — до одной из наиболее приближенных к Президенту фигур. Заявления Ельцина о том, что именно Немцов должен «унаследовать престол», уже не рассматриваются как высочайшая шутка и внимание к губернатору Нижнего постепенно растет. Сегодня Борис Немцов  — впервые на страницах питерской прессы в беседе с обозревателем «НВ» Борисом Вишневским.  

 — Не посещает ли Вас— человека из науки — мысль «а зачем я, собственно, полез в политику?» 


 — Поначалу это чувство меня не покидало! Но сейчас я уже настолько втянут в свою повседневную роль, что формулы все реже и реже приходят в голову ... Я занимался весьма специфической наукой — теоретической физикой, а в ней если хоть ненадолго остановишься — мгновенно теряешь квалификацию и вернуться уже невозможно. Сегодня я почти профессионально занимаюсь экономикой, не изберут губернатором на новый срок — сосредоточусь на ней.  

 — Есть ли что-то в Вашей политической биографии, за что сегодня стыдно, или что-то, о чем не хочется вспоминать? Самая большая ошибка — и, наоборот, — самая большая удача? 

 — То, за что стыдно, как раз очень часто приходит на ум. Конечно, есть за спиной очень грубые ошибки — я их так много в жизни делаю, что выбрать самую грандиозную довольно трудно. Наверное, самая серьезная на моей памяти — несостоявшиеся выборы мэра Нижнего Новгорода 27 марта нынешнего года ... 

От автора: эта история — до сих пор в памяти нижегородцев: на пост градоначальника претендовали тогдашний мэр Дмитрий Бедняков, назначенный в свое время президентским указом «с подачи» Немцова и при активном неприятии городского Совета, и председатель областного Совета Евгений Крестьянинов. Предвыборная кампания проходила «на грани фола» — с потоком взаимных обвинений кандидатов и потоками компромата, причем Бедняков давно уже начал «накат» на областную власть, обвиняя ее в непосильных поборах с городской казны. Немцов начал активно поддерживать своего давнего товарища Крестьянинова, с которым они «в связке» стали в декабре депутатами Совета Федерации, что неожиданно вызвало обратный эффект: рейтинг Беднякова стал расти и за несколько дней до выборов он почти наверняка выигрывал. Видимо, поняв это, Крестьянинов снял свою кандидатуру и выборы были отменены, поскольку остался лишь один кандидат. На жителей все это произвело весьма тягостное впечатление и в результате явка на одновременно проводившиеся выборы в Законодательное собрание области и Городскую Думу оказалась удручающе низкой. В Законодательное собрание было избрано лишь 32 депутата из 45, в Городскую Думу — 25 из 34, а популярность Немцова резко упала. Впрочем, за прошедшие месяцы губернатор сумел выправить положение и сегодня вновь является наиболее уважаемым политиком в регионе: рейтинг Немцова превышает 60 процентов. Что касается мэра, то Немцов принял «соломоново решение»: добился президентского указа о назначении на этот пост своего вице-губернаторв Ивана Склярова — бывшего российского депутата и члена ВС, крепкого хозяйственника старой школы, побывавшего и секретарем горкома и председателем исполкома в Арзамасе, отличившегося при ликвидации последствий гигантской аварии на железнодорожной станции ... 

 — Что именно Вы считаете ошибкой? 

 — Ход предвыборной кампании и мое участие в ней. Хотя не могу не заметить, что законодательство на этот счет, запрещающее, в частности, губернатору поддерживать того или иного кандидата, безумно: ну как я могу этого не делать, если речь идет о выборах мэра, с которым я каждый день должен буду работать? Это в восточных странах могут жену или мужа выбрать, не спрашивая ... А что касается удач — к ним я отношу, в первую очередь, прежнюю работу в теоретической физике, где удалось сделать кое-что интересное, защитить диссертацию. Сложись судьба иначе — как знать, может быть еще одну бы защитил, но к этому, как я уже говорил, не вернуться. Раньше с тоской поглядывал на книги по специальности, но тоска со временем проходит — как и ностальгия. Вторая удача, как мне кажется — разработка общенациональной программы приватизации земли.  

 — Есть ли здесь видимые результаты — или только проекты? 

 — Земельные преобразования — не либерализация цен, это процесс, требующий времени. Если не хочешь наломать дров — надо быть нацеленным на довольно долгую перспективу. Но у нас, как говаривал незабвенный Михаил Сергеевич, «процесс пошел» — и пошел по экспоненте: если за несколько месяцев в начале этого года было приватизировано лишь 6 хозяйств, то сегодня — уже 70. Всего их в области около 700, и я надеюсь, что за 4-5 лет программа будет полностью реализована. Пожалуй, ее результаты даже лучше, чем я предполагал: скажем, зарплата в частных хозяйствах в 2.5 раза больше, чем в среднем по области, производительность труда — тоже. 

 — В свое время всеобщее внимание привлек «Нижегородский пролог» — программа, которую в области проводил Григорий Явлинский. Можно ли сегодня говорить о «Нижегородском эпилоге»? 

 — Это была первая попытка реализации программы регионального развития, и она, конечно, оставила глубокий след. В том числе и для меня лично: общение с Явлинским, которое не прекращается до сих пор, побудило меня заняться экономикой профессионально. Мы в Нижнем многое начинали первыми — и малую приватизацию, и адресную социальную защиту, и областные займы ... Удалось понять чрезвычайную важность сбалансированного бюджета, важность и необходимость привлечения сбережений граждан. Выпуск ценных бумаг регионального уровня приводит к «взрывному» привлечению накоплений граждан, без чего инвестиционный процесс невозможен. Это, как мы убедились, резко меняет политический климат в регионе: взаимодействие между властью и народом происходит не путем опросов общественного мнения или приходов на избирательные участки — оно устанавливается с помощью взаимных денежных обязательств. В результате уровень доверия людей переходит на качественно новую ступень: вот представьте, что Вы дали знакомому большую сумму в долг, а затем, глядя в его честные глаза, надеетесь эти деньги вернуть ... Ответственность власти при этом гораздо больше (в отличие от предвыборных обещаний): качество ее работы можно вполне конкретно оценить получаемыми дивидендами.  

От автора: облигации «Государственного займа Нижегородской области», которые в народе, да и в официальных сообщениях давно и привычно зовут «немцовками», выдержали уже два выпуска и пользуются в Нижнем определенным успехом. Если в целом по России около 7 процентов доходов граждан тратится на покупку ценных бумаг, то в Нижнем — 16 процентов, что показывает серьезность затеянного мероприятия. Сейчас администрация Немцова приступила к выпуску облигаций другого местного займа — жилищного, на общую сумму 60 миллиардов рублей. Участниками выступают администрации области и города, а также ГАЗ с его мощным управлением капитального строительства. Предполагается, что те, кто приобретет облигации, помимо необлагаемого налогами дохода на рынке ценных бумаг смогут в будущем получить жилье — из расчета 750 тысяч рублей облигациями за 1 квадратный метр, улучшить имеющееся жилье или наоборот — поменять его на меньшее с получением разницы облигациями. Организаторы уверены, что займ будет популярен — власти нижегородцы сегодня явно доверяют.  

 — Ваше мнение о Григории Явлинском и его будущем? 

 — В России, как известно, две вечные проблемы: плохие дороги и дураки. Григорий Алексеевич — абсолютное исключение из, казалось бы, укоренившегося мнения о том, что желающие стать, скажем, президентом, мягко говоря, не блещут интеллектом. Я думаю, что Явлинский полностью соответствует тем требованиям, которые российская интеллигенция (и не только она) предъявляет к лидеру страны и я был бы счастлив, если бы такие люди, как он, стояли бы во главе государства.  

— Известно, что вас уже «перекашивает» от досужих рассуждений о Вас, как о «наследном принце». Но каким бы Вы сами хотели видеть свое политическое будущее? 

 — Мне кажется, что я занимаю то место, которое соответствует моему уровню. Для проверки этого есть очень простой критерий: состояние здоровья. Если человек занимает пост, не соответствующий его компетентности — он начинает болеть, а у меня здоровье идеальное ... Я собираюсь работать здесь, в Нижнем, в качестве губернатора, настаиваю на скорейшем проведении выборов, хотя Законодательное собрание области отказалось их назначить на ноябрь, но когда выборы все же состоятся — обязательно буду баллотироваться. А в президентской кампании буду участвовать, как и все остальные граждане: приду на избирательный участок. 

 — Не тревожат ли Вашу совесть воспоминания октября 1993-го, когда, по утверждениям ряда свидетелей, на совещании у Черномырдина в ночь с 3-го на 4-е октября Вы кричали «Давите их, давите!», имея в виду осажденных в Белом Доме? 

 — Это — расхожий стереотип, но не имеющий ничего общего с действительностью. Расставим акценты: совещание у премьера было не ночью, а в три часа дня 4-го октября — после того, как все уже свершилось. Что касается моих, якобы, криков — это утверждение принадлежит г-ну Илюмжинову, который потом принес свои извинения и сказал, что все перепутал. К сожалению, те газеты, которые «конвейерным способом» тиражировали «свидетельство» Илюмжинова, не удосужились поместить его извинения. Возможно, Илюмжинову было бы проще, не будь свидетелей — но там был полный зал народу! Спросите, например, у Руслана Аушева, который сидел рядом с Илюмжиновым и с абсолютным изумлением воспринял его рассказ «Советской России», полагая, что Кирсан был настолько возбужден, придя из Белого Дома, что неадекватно воспринимал ситуацию.  

 — Известно, что сам «указ 1400» Вы восприняли, мягко говоря, критически ... 

 — На селекторном совещании у Черномырдина 23.09.93 я был ЕДИНСТВЕННЫМ, кто выступил с резкой критикой указа. Не столько его содержания, сколько ПОСЛЕДСТВИЙ, сказав, что все закончится бойней. Потом мне звонил Президент — вот по этому телефону — и я ему изложил свой подход к разрешению конфликта, но было уже поздно. Я считал, что после 21 сентября Президент должен был, не жалея ни сил, ни времени, лично встретиться с КАЖДЫМ из оставшихся в Белом Доме депутатов. И с вице — президентом — тоже. К сожалению, Ельцин этого не сделал, а случись так — все могло бы пройти бескровно. Я был сторонником «нулевого варианта» и говорил об этом с Руцким — еще 22-го или 23-го сентября. Наш телефонный разговор тогда записали без моего ведома и несколько раз «прокручивали» в СМИ — я сказал, что ни в коем случае нельзя назначать параллельных силовых министров, что Руцкой должен немедленно выступить с заявлением, что никаких обязанностей Президента принимать на себя не будет и настаивает на одновременных досрочных выборах и парламента, и Президента 12 декабря. Поступи так Руцкой, уйди депутаты во имя мира в России из Белого Дома — все они оказались бы в гораздо более выигрышной ситуации.  

 — Как Вы полагаете — достигнуты ли цели, которыми тогда оправдывался «указ 1400»? 

 — Как можно считать достижением цели, скажем, победу Жириновского? Хотели, как лучше — а вышло, как всегда ... По моему мнению, все очень просто: методами, подобными этому указу, достигнуть спокойствия и стабильности невозможно. Хотя сегодня взаимодействие между Президентом и парламентом достаточно взвешенное — благодаря, в основном, мудрости (я не боюсь этого слова) Ивана Петровича Рыбкина, предстоящие политические баталии эту внешнюю залакированность могут быстро сломать.  

— Будь сегодня во главе Думы не Рыбкин, а Хасбулатов — ему не удалось бы серьезно испортить настроение Президенту: полномочий — то у парламента — с гулькин нос ...  

 — Незавидное положение парламента в нынешней власти — такое же последствие той осени, как и Жириновский.  

 — Все отмечают, что в Нижнем Новгороде нет и не было «войны властей»: прямо — таки оазис демократии. Кто в этом «виноват»? 

 — Мы — пожалуй, единственный в России регион, где областной Совет спокойно существовал до момента выборов Законодательного собрания области 27 марта 1994-го, причем его полномочия оставались теми, которые были определены законом о краевом и областном Совете и администрации. Этим я, без сомнения, горжусь — хотя нормальные взаимоотношения в огромной степени зависят от чисто субъективного фактора: личностей руководителей «ветвей власти». 

— В местных газетах столь мало критики в Ваш адрес, что задаешься вопросом: то ли губернатор такой замечательный, что никого не раздражает, то ли обижать начальство не хотят ... 

 — Вы газеты смотрели за сколько дней — за два? Посмотрите за месяц: критики более, чем достаточно. При этом исполнительная власть области не учредила НИ ОДНОЙ ГАЗЕТЫ и у меня «своего» печатного органа нет и не будет: это — принципиальный подход. Есть газета Законодательного собрания, есть учрежденное депутатами областное ТВ (именно они назначают председателя телекомпании), есть шесть независимых телекомпаний — но ничего «моего» нет. Враги у меня, конечно, есть — на самом деле я очень многих раздражаю! Очень давно я открыто заявил о своих политических принципах: демонтировать коммунистическую ЭКОНОМИЧЕСКУЮ систему и создать систему свободы выбора. Конечно, многих это не устраивает — хотя, замечу: в большей степени раздражают люди, меняющие позицию каждый день или не имеющие ее вообще и ориентирующиеся во времени и в пространстве сообразно происходящему в Московском Кремле. Еще могут раздражать те политики, которые не выполняют обещаний — но я стараюсь обещаний не давать в принципе: по — моему, обещать — значит, быть полным дураком ... 

 — Чего Вы боитесь в жизни? 

 — Я же нормальный человек — если сообщат, что в моей машине бомба, я, конечно, этого боюсь. Или — если угрожают моей семье. Хотя у меня нет ни телохранителей, ни оружия ... Знаете, меня потряс случай с Дмитрием Холодовым — это не инцидент, это ТЕНДЕНЦИЯ, террористической акт, символизирующий начало новой эпохи циничной борьбы с инакомыслием. Если раньше эта борьба заканчивалась диссидентством или отсидкой, то сегодня, по мнению некоторых, инакомыслящие должны поплатиться жизнью.  

 — Вам не кажется, что нетерпимость к инакомыслию все более поражает и тех, кто считает себя демократами и либералами? 

 — Терпимость к чужому мнению — необходимое качество для тех, кто пытается возродить страну. Когда, скажем, генерал Лебедь требует Пиночета, он забывает, что с помощью штыков страну нельзя изменить в лучшую сторону. Вот в худшую — сколько угодно ...  

От автора: непозволительно молодой (трудно дать больше тридцати) вид нижегородского губернатора с лихвой компенсируется его опережающей биологический возраст политической и чисто житейской мудростью. Прагматик Немцов сумел весьма прилично «удержать» ситуацию в области: по отзывам нижегородцев, заметных сдвигов к худшему не видно. Транспорт работает без привычных для нас непрерывных отмен и сокращений маршрутов, число краж, угонов машин и грабежей за последний год снизилось на 20 — 25 процентов, в каждом микрорайоне — милицейские посты, вокруг которых ежедневно задерживают по нескольку десятков нарушителей. Пока еще не очень велик спад производства и нет «взрыва» безработицы — хотя, по мнению многих, именно в нынешнем году Немцову предстоят куда более сложные, чем раньше, задачи. Долгое время область (на манер «образцово-показательного» колхоза прежнего времени) получала, как форпост реформ, поддержку «сверху» — сегодня она кончилась и наступают трудные времена: губернатору предстоит «расхлебывать» последствия данных обещаний о преимуществах ускоренного построения капитализма… Тем не менее, популярность Бориса Немцова высока и быть переизбранным на свой пост он почти обречен — если не потянет выше. У меня сложилось устойчивое впечатление, что говоря о своем идеальном соответствии нынешней должности Немцов либо по — хорошему лукавит, либо сильно себя недооценивает. Во всяком случае, участь политической однодневки ему явно не угрожает.

Вконтакте:

Facebook: