Как я провел выходные - депутатский отчет на «Фонтанке»

Суббота началась с акции "Он нам не царь" (замечу, что для меня это утверждение и без митингов не нуждалось в доказательствах). 

Поскольку шествие так и не согласовали, я заранее настроился на долгие путешествия по отделам полиции – как это было не раз за последние годы после аналогичных историй. И хотя в первые пару часов вольного многотысячного шествия по Александровскому саду и Невскому проспекту туда-обратно с громкими криками "Долой царя!" казалось, что на этот раз может и обойтись без массовых задержаний, нельзя было не вспомнить, что такое же впечатление складывалось и на предшествующих акциях. Разве что в марте 2017-го полиция не употребляла выражения типа "будьте любезны", сгоняя людей с проезжей части на тротуар. 

Но в конце концов все пошло по обычному сценарию: начали задерживать с "нарастающим итогом", который постепенно перевалил за две сотни. И поездки по отделам полиции тоже пошли по обычному сценарию: информация из "группы помощи задержанным" (ГПЗ) определяла маршрут. 

Первая "горячая точка" на пути – 77 отдел полиции на набережной Обводного канала, 205. В телеграм-чате ГПЗ сообщали, что у десятка задержанных отобрали телефоны, а один получил травмы от электрошокера. Мы с членом президентского совета по правам человека Наталией Евдокимовой приехали, потребовали вызвать полицейское начальство – и хотя и не сразу, но оно появилось. Приехал начальник отдела, и нас пустили поговорить с задержанными. 

Их оказалось всего пятеро – причем, пока мы ждали начальника, двоих успели отпустить, выписав им... штраф в 500 рублей за выход на проезжую часть. Мы переглянулись: неужели полиция все-таки настроена мирно, и арестов не будет? Как бы не так: у двух оставшихся задержанных в протоколе значилась статья 20.2 КоАП (нарушение правил проведения публичных акций), и им грозил штраф. 

Что касается третьего – того, к кому применяли шокер, то показания, что называется, разошлись. Сам он уверял, что шокер применили, и девушка (одна из двух задержанных по ст. 20.2) это подтверждала, полицейские же шокер отвергали, хотя и признавали, что применили силу в отделе полиции, когда его доставили и он начал буянить, будучи  нетрезвым.  В нетрезвости мы легко убедились сами – как только вошли к нему в камеру. А вот применяли ли шокер – точно неизвестно. Полиция заявила, что все записано на камерах наблюдения, но записи еще надо будет смотреть. Ясно было лишь то, что этот человек к акции "Он нам на царь" вообще не имел никакого отношения. 

В разных отделах полиция вела себя по-разному. 

Более-менее нормально – в 18 отделе на Петрозаводской улице, куда мы поехали, получив сообщение о семи несовершеннолетних, которые там находятся. По факту их оказалось только двое, и за ними уже приехали родители, в присутствии которых с них брали объяснения, обещая потом отпустить. 

Кроме них, было 11 совершеннолетних, хотя, большей частью, очень молодых, и всем им "вменяли" по две статьи КоАП,  20.2  и 19.3 (неповиновение полиции). Кажется, все участники  протестных митингов в городе и их друзья давно уже выучили эти номера и их последствия: по статье 20.2 полагается только штраф, и в полиции нельзя держать больше трех часов, а по статье 19.3 можно получить арест – и тех, кому ее написали, могут оставить в полиции на срок до двух суток, и прямо из отдела везти в суд. А еще там же сидел адвокат Виталий Черкасов из "Агоры", с ордерами на защиту двух задержанных, но его к ним пока не пускали. Пришлось нам с Евдокимовой задействовать все наши дипломатические способности, чтобы решить вопрос, и Черкасов пошел к своим подопечным. Забегая вперед: арест на срок 5 и 15 суток они получили в Петроградском суде 6 мая – независимо от мастерства адвоката. Просто потому, что это был не суд... 

Маленькая деталь: пока мы ждали возможности пообщаться с "взрослыми" задержанными, пришел какой-то хмурый полковник и буркнул "это вы все это организовали". Пришлось объяснить, что ни Евдокимова, ни я акцию не организовывали – но считаем необходимым защищать тех, кого задержали за "несанкционированный" выход на улицу. Потому что ничего они не нарушили. 

А вот в 16 отделе полиции на 19-й линии Васильевского острова мы увидели во дворе отдела автобус, где уже почти пять часов сидели люди. Их не переводили в помещение отдела, не оформляли протоколов, не давали выйти в туалет или покурить, не давали воды – тупо держали в автобусе, ничего не объясняя. 

Дежурный по отделу заявил, что ничего не решает, а решает начальство. Мы потребовали начальство – нам сообщили, что оно "уведомлено" и "скоро спустится". Это "скоро" растянулось больше чем на час – но людей хотя бы стали выпускать в туалет и покурить и дали воды. Мы стали звонить: я – дежурному прокурору, Евдокимова – главе президентского совета по правам человека Михаилу Федотову. И наконец – о чудо! – начальство снизошло. Явился зам. начальника отдела полиции Георгий Олегович Романов, который заявил, что задержанные даже не считаются "доставленными", а пока сидят в автозаке – якобы находятся "в дороге". 

В чем подлянка: в случае составления протокола по ст. 20.2 в полиции можно держать, как уже сказано, не более трех часов. Но эти три часа отсчитывают с момента доставления.  "А если будут возить до Пскова и назад – все это время не считается?" – спросили мы. Нам не ответили. Как и на другие вопросы: почему людей не могут перевести в помещение отдела, почему не составляют протоколы, сколько еще будет длиться это безобразие. Но все же задержанных, наконец, вывели из автозака в помещение и начали "оформлять". Пока они сидели в автобусе, мне удалось с ними  поговорить – рассказать, что им может грозить, как им защищаться, что говорить в суде, на что ссылаться и так далее. 

Утром 6 мая мне позвонил один из этих ребят, сообщив, что к 10 часам их повезут в Василеостровский суд. А затем из группы помощи заключенным (ГПЗ) сообщили, что задержанным  переписывают протоколы. Я снова помчался в 16-й отдел – где к задержанным меня не пустили, несмотря на мандат, а информацию о переписывании протоколов опровергли. Однако когда дошло до суда – все полтора десятка человек получили минимальное наказание: 10 тысяч рублей штрафа по ст. 20.2 и 500 рублей штрафа по ст. 19.3.  А еще в этом отделе был один примечательный эпизод: в полиции задержанных ждали приехавшие к ним друзья, и когда я представился одному из них, он кивнул и сказал, что меня знает: «Вы меня в январе из полиции освобождали»...

Когда около полуночи я вернулся домой – пришлось еще больше часа провисеть на телефоне: то тут, то там возникали проблемы, невозможно было или узнать о наличии задержанных, или передать им документы. Где-то помочь удалось, где-то – нет: например, в 32 отделе полиции Красногвардейского района мне по телефону вообще отказались что-либо сообщать: мол откуда мы знаем, что это именно вы звоните? То же самое повторилось в РУВД и в дежурной части ГУ МВД (где за день до этого спокойно давали информацию по телефону). 

Весь день 6 мая шли суды. Там от меня, большей частью, толку было мало: быть защитником я не могу по закону, и я поехал в спецприемник на Захарьевской улице, к Марии Кожеватовой, которой дали 7 суток ареста за первомайскую демонстрацию, куда она пришла с флагом "Яблока", к которому был привязан лоскут ткани сине-желтого цвета (что суд объявил "флагом Украины"). 

Параллельно следил за ходом судов, где происходили традиционные вещи. Людей судили в выходной (хотя могли бы отпустить и вызвать на понедельник),  получив формальный повод не пускать  в суд никого, кроме адвокатов и общественных защитников. Да и общественных защитников в некоторые суды – судя по чату ГПЗ, – не пропускали. Где-то задержанному из Москвы дали 20 минут (!) на поиск защитника. Апофеозом стал момент, когда в чате написали, что в Калининский суд не пускали даже адвоката Сергея Голубка. Мол, судья велел не пускать…

Вечером я направился к дому – но до него не дошел: когда вышел на "Приморской", мне позвонили из ГПЗ, и сказали, что в Приморском суде отчаянная ситуация. К задержанному на суд приехала его девушка, он ждет вызова к судье в коридоре, девушка пытается передать ему необходимое лекарство – но при попытке это сделать,  парня окружает полиция и передать лекарство не дает. Что называется, "срочно требуется депутат". Может быть, хоть ему удастся помочь. 

Что тут сделаешь? Вызвал такси и поехал в суд. Полиция, увидев меня, сильно удивилась (явно не ждали), но повела себя вполне прилично: ситуацию "разрулили" за 10-15 минут. В суде оказалось восемь задержанных, четверо уже получили штраф и арест, и их повезли на Захарьевскую, еще четверо, в том числе Владислав, которому нужно было лекарство, оставались. 

Я с ним и его девушкой Анастасией (ребята совсем молодые, пока работают,  осенью хотят поступать учиться) поговорил, постарался ободрить и успокоить, объяснил, какие могут быть перспективы и как себя вести. Когда приехала его мама, я уехал – и потом узнал, что Владиславу тоже дали арест на 6 суток, что печально, конечно. Но все же, условия на Захарьевской – это не как в СИЗО или тюрьме... 

Потом удалось со второй попытки доехать домой – где младший сын терпеливо ждал, пока мы позанимаемся с ним алгеброй. Я все-таки математик по основному образованию, и еще не все забыл. 

Оригинал публикации: https://www.fontanka.ru/2018/05/07/037/

Вконтакте:

Facebook: