Ответ Ольге Галкиной: Петербургское «ЯБЛОКО» впервые представляет документальное подтверждение ее участия в фальсификации выборов 2011 года

30 августа 2016, 09:51

24 августа кандидат в депутаты Законодательного Собрания от партии «ЯБЛОКО» по округу № 16 Андрей Давыдов обратился в суд с требованием снять своего оппонента из «Партии роста» Ольгу Галкину, которая, по его мнению, не предоставила нужные для регистрации документы. 29 августа суд отказал в удовлетворении иска. Казалось бы, инцидент исчерпан, но не тут-то было.

В комментарии порталу «Закс.ру» Галкина перевела юридический конфликт в морально-этический, призвав партию «Яблоко» к честности, что, по ее логике, означает снятие с выборов своего политического оппонента: «Если партия «Яблоко» за этим не стоит, и она действительно так честна, как любит о себе говорить, то было бы правильно отозвать кандидата, который портит репутацию партии».

Когда депутат с ворованным мандатом говорит о честности, и взывает к репутации партии, из которой ее изгнали за соучастие в фальсификациях – это как если бы в публичном доме беспокоились об уровне нравственности.

Приходится напомнить о событиях, которые привели к исключению Галкиной из «ЯБЛОКА» в 2012 году. Для этого мы публикуем в открытом доступе сканы гражданского дела об оспаривании фальсификации, в результате которой Галкина получила ворованный мандат, и комментарий к нему в блоге Петербургского «ЯБЛОКА».

Выборы в Государственную Думу Российской Федерации и в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга в разгаре. Самые разные люди – от председателя ЦИК до рядовых неравнодушных граждан – произнесли очень много слов о необходимости честных выборов. Нам, петербуржцам, эти слова особенно близки: таких грязных выборов, которые были у нас в декабре 2011 года, не было, наверное, больше нигде в России – и это при том, что в других регионах они явно не отличались чистотой.

Благодаря «Наблюдателям Петербурга», создавшим сайт www.derjivora.org, каждый человек может увидеть, сколько и кому было приписано голосов во время этой кампании, а у кого голоса забрали. Но даже на этом сайте не рассказано и не показано, как все происходило. Да, многие, наверное, слышали о вбросах, переписанных протоколах, председателях участковых комиссий, выпрыгивающих из окна с документами, удаленных непосредственно перед подсчетом голосов наблюдателей и неугодных членах избирательных комиссий (чтобы не мешали). Но мало кто видел в деталях эту процедуру фальсификации, мало кто читал или слышал объяснения ее участников.

Поэтому мы и решили предоставить слово самому беспристрастному и непосредственному свидетелю – протоколам судебных заседаний. Их чтение будет полезно всем: и тем, кто говорил о некоем «идеологическом расколе» в «ЯБЛОКЕ» в 2011 году, и тем, кто упрекал нас в отсутствии судебной борьбы с фальсификаторами, и особенно тем, кто до сих пор уверен, что Ольга Галкина – честный и порядочный человек.

Предыстория известна. По результатам выборов в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга, прошедших 4 декабря 2011 года,  партии «ЯБЛОКО» достались 6 депутатских мест (по протоколам – семь, но одно было украдено при фальсификациях). По введенным в систему ГАС-выборы результатам они доставались Григорию Явлинскому, Борису Вишневскому, Максиму Резнику, Александру Кобринскому, Александру Беляеву и Михаилу Амосову. Однако с официальным подведением результаты выборов все время тянули. И к концу недели вдруг выяснилось, что с помощью переписывания протоколов состав фракции «ЯБЛОКО» был перетасован. Вместо Беляева и Амосова фальсификаторы «назначили» депутатами Вячеслава Нотяга и Ольгу Галкину.

Дальнейшее известно. Оба клялись и божились, что фальсификация – да! – имела места, но произошла она совершенно без их ведома, случайно. И категорически отказались сдать фальшивые мандаты. Через некоторое время стало известно, что отказ сдавать мандаты был категорическим условием произведенной в их пользу махинации. И тогда из партии были изгнаны и они, и Максим Резник (уже не оставалось сомнений, что именно он вел переговоры о фальсификации выборов в пользу своих друзей), и те, кто поддержал фальсификаторов.

А вскоре после этого «ЯБЛОКО» обратилось в суд.

Суда было два, но мы представляем самый главный – поскольку на него удалось вызвать в качестве свидетелей Галкину, ее гражданского мужа Чистякова, а также «деятелей» Горизбиркома и ТИК, чья роль в фальсификации легко выявляется из приводимых протоколов.

Сначала, как и положено, «ЯБЛОКО» обратилось в Кировский районный суд. 

Оказалось, что ТИК № 3 не просто так переписал протоколы. Оказывается, еще в ночь подсчета голосов - с 4 на 5 декабря 2011 года Ольга Галкина подала туда жалобу на то, что на пяти избирательных участках произошли нарушения: «бюллетени, поданные за партию «ЯБЛОКО», откладывают в стопки бюллетеней, поданные за другие избирательные объединения». Больше ничего. Ни источника сведений, ни количества, ни свидетелей. Обычно, - и это знают многие оппозиционные политики и гражданские активисты, участвовавшие в выборах и ставшие жертвами фальсификаций, - избиркомы категорически отказываются пересчитывать голоса в случае нарушений, какими бы очевидными они не были. Но тут случилось иначе: ТИК № 3 не на шутку обрадовался этим заявлениям. И, если судить по документам, мгновенно начал действовать. Мгновенно якобы были приняты решения о пересчете, причем на этих решениях имеются расписки Галкиной о том, что с пересчетом она согласна и просит провести его в ее отсутствие. Ну, конечно, разве может кандидат от оппозиционной партии не доверять ТИКу!?
Доверие Ольги Галкиной ТИК № 3 оправдал сполна. В результате «пересчета» (а на самом деле, простого переписывания протоколов по 5-ти участкам) Ольге Галкиной было приписано более 1600 голосов (при этом на некоторых участках ее переписанный "результат" превысил 50%), она обошла своих коллег по партии и стала депутатом.

Самое главное, что следовало из этих документов – Галкина лгала, когда заявляла товарищам и журналистам, будто фальсификация произошла без ее участия. Все приводимые здесь документы показывают, что с самого начала она прекрасно обо всем была осведомлена, а затем еще и участвовала в изготовлении задним числом жалобы и заявлений о пересчете голосов. То есть – с самого начала действовала вместе с фальсификаторами из избирательной комиссии.

Совершенно понятно, что, подавая в суд, «ЯБЛОКО» надеялось вскрыть этот подлый механизм фальсификации. Вот что из этого вышло.

После некоторых формальностей начинается допрос свидетеля Ольги Галкиной. Галкина подробно рассказывает, что предвыборной кампании на своей территории она не вела, работала в качестве начальника штаба Максима Резника на Васильевском острове и не находилась в Кировском районе Санкт-Петербурга даже в день выборов» (л.43).

Лист 43

Естественно, что представитель «ЯБЛОКА» задает вопрос: откуда же она узнала о бюллетенях, поданных за «ЯБЛОКО», которые якобы в массовом порядке «откладывались в стопки поданных за другие партии»?

- Когда мы вернулись, муж озвучил информацию о фальсификации, о том, что бюллетени за партию «ЯБЛОКО» складывались в кучки за другие избирательные объединения. В связи с этим он предложил написать жалобу. <…> У меня не было возможности поехать в Кировский район Санкт-Петербурга, мой муж составил жалобу, а я ее подписала. (л.43, см. выше). Заметим: гражданский муж Галкиной, по закону, не является ее представителем на выборах, и не имеет права передавать жалобы в избирком от ее имени. Но жалобу почему-то принимают. 

В этой ситуации представитель «ЯБЛОКА» настаивает на допросе гражданского мужа О.Галкиной – Кирилла Чистякова. Представители Горизбиркома и ТИКа встают грудью: ни в коем случае. Их поддерживает прокурор – и суд ожидаемо в вызове свидетеля отказывает, как и отказывает впоследствии в удовлетворении самого заявления.

Однако в городском суде при рассмотрении жалобы «ЯБЛОКА» произошло непредвиденное. Редчайший случай: видимо, нарушения были настолько «кричащими», что даже районный прокурор изменил свое мнение. Изучив дело, районная прокуратура также обжаловала решение Кировского суда и сама ходатайствовала о вызове Чистякова в городской суд, который ходатайство удовлетворил.

Чистяков этого вызова явно не ожидал и явился, не подготовившись должным образом.

При допросе Чистякова выяснилось, что он не помнит, принимал ли он участие в составлении заявлений, а «возможно просто выполнял техническую работу, набрал текст»  (л.137).

Лист 137

- Содержательную часть жалобы кто составлял? – спрашивает представитель «ЯБЛОКА» адвокат Баклагин.

- Ольга Владимировна Галкина. (л. 137, см. выше).

Как видим, Галкина утверждает, что жалобу составлял Чистяков, а она только подписала. Чистяков утверждает, что содержательную часть жалобы составляла Галкина, а он только набрал текст. На уточняющий вопрос: почему же Галкина заявляла, что она к составлению жалобы не имеет отношения, Чистяков продолжает настаивать: «получала информацию о нарушениях Галкина О.В. и составляла жалобу тоже она» (л. 137, см. выше).

Давайте посмотрим те места протокола, в которых отражен вопрос о том, кто же и как узнал о пресловутом «откладывании бюллетеней».

Вот отвечает Ольга Галкина:

- От кого я получила информацию о нарушениях, я затрудняюсь ответить, так как все переписки не сохранились (л.43, см. выше).

Кто б сомневался! Ничего не сохранилось – ни в памяти, ни в компьютере.

Но допрос продолжается. Галкина говорит:

- Информация о нарушениях на выборах в Кировской районе поступала через социальные сети, сбором информации занимался мой гражданский муж. Мы общались также и с наблюдателями Санкт-Петербурга, сообщений поступало много. (л. 43).

«Под социальными сетями я понимаю «Контакт» и «Твиттер», - уточняет далее Галкина, и добавляет, что мониторингом занимался Чистяков (л. 44). Разумеется, информация была получена не от наблюдателей «ЯБЛОКА» - еще чего, их же могут вызвать в качестве свидетелей!

Лист 44

Чистяков же на вопрос, откуда поступала информация о нарушениях, отвечает:

- По телефону Ольге, не могу сказать, от кого поступали сообщения о нарушениях, были также сообщения в переписке на сайте «ВКонтакте».

- О нарушениях на избирательных участках Вы узнали от кого?

Чистяков:

- От Ольги Галкиной (л.137, см. выше).

Итак, на этом можно было бы и точку поставить. Галкина узнала о нарушениях от Чистякова, а Чистяков – от Галкиной.

Не менее интересные вещи происходили со временем составления документов. Судя по всему, заявления Галкиной и решения о «пересчете» фабриковались не только задним числом, но и второпях. В результате, например, получилось, что на 833 участке протокол участковой избирательной комиссии о подведении итогов выборов был составлен и подписан в 05-00 утра, а уведомление ТИКа № 3 о «пересчете голосов» на этом участке (под которым стоит подпись Галкиной: мол, согласна, считайте без меня) также было вынесено в 05-00 утра. В ту же самую секунду. А ведь еще нужно было решение о «пересчете» принять! Следовательно, как заметила и прокуратура, на момент принятия ТИК № 3 решения об отмене решения УИК № 833 об итогах голосования на данном избирательном участке и проведении повторного подсчета голосов на этом избирательном участке итоги голосования на этом избирательном участке еще подведены не были, протокол об итогах голосования на этом избирательном участке в ТИК № 3 представлен быть не мог (л.70).

Лист 70

Однако Горизбирком с ТИКом хором объяснили суду, что это все не имеет значения, что просто произошла ошибка, а суд охотно с ними согласился. Что интересно: в своих определениях и решениях, отклоняя доводы «ЯБЛОКА», суды везде пишут, что, мол, имеются письменные доказательства – зачем слушать свидетелей? Но в данном случае суд отмел письменное доказательство (о времени составления документов) и преспокойно сослался на показания «свидетелей». Это к вопросу о независимости и беспристрастности суда.

Представитель «ЯБЛОКА», а также и прокуратура обратили внимание еще на одну «странность»: если верить представленным документам, то 5 декабря 2011 года решения УИКов на пяти участках уже были отменены, а результаты «пересчитаны» в пользу Галкиной. Почему же тогда ТИК № 3, который только что отменил эти результаты и все, как надо, «пересчитал», вносит в систему ГАС-Выборы «отмененные» данные? И эти данные находились в системе ГАС-Выборы и в сводной таблице результатов выборов по Санкт-Петербургу» до утра 12 декабря!

- Это упущение, человеческий фактор, - пряча глаза, отвечает председатель ТИК №3 Ю.Я. Шепелев.

На самом деле, мы, конечно, понимаем, что только к концу недели поступило указание о том, что Галкину надо делать депутатом. И тогда были переписаны протоколы и новые данные были введены в ГАС-Выборы. А первоначально ТИК № 3 ввел в систему полученные с участков протоколы, которые 5 декабря никто не отменял.

Впрочем, не все оказалось так гладко. То ли не было дополнительного инструктажа, то ли волнение, но на суде Чистяков вдруг стал утверждать, что он привез не одну жалобу по пяти участкам, а пять. Представитель «ЯБЛОКА», ловя его на вранье, спрашивает, на каждой ли жалобе он получил отметку о принятии. «Не помню», - хватается за спасительную формулу Чистяков, заподозривший неладное. И тут ему на помощь, как и положено, бросается представитель ТИК № 3 В.Н. Березин:
- Прошу суд дать свидетелю обозреть жалобу, которую он привозил в ТИК (л.138).

Лист 138

Увидев, что жалоба, которую он якобы привозил в ТИК № 3, была все-таки одна, Чистяков меняется в лице:
- Я оговорился, говоря, что у меня было несколько жалоб, у меня было просто несколько копий жалоб. <…> была одна жалоба. (л.138, см. выше).

К слову, интересы Галкиной на суде отстаивали: глава Горизбиркома А. С. Пучнин, подписывавший отзывы на заявление и жалобы «ЯБЛОКА», заместитель председателя горизбиркома А.П. Тетердинко, председатель ТИК № 3 Ю.Я. Шепелев, но больше всего, конечно, в качестве адвоката Галкиной выступал небезызвестный В.Н. Березин, тогда – член ТИК № 3 с правом решающего голоса. В заключении хотелось бы привести его аргументацию. В своих жалобах «ЯБЛОКО» и прокуратура указывает, что Галкина не приводит ни одного факта о нарушениях на УИКах, которые можно было бы проверить, не указывает источники своей информации – следовательно, у ТИК № 3 не было оснований для сомнений в законности решений этих УИКов и оснований для их отмены. 

Березин отвечает:

- Что называется дешево и сердито – пришло, например, мне, члену ТИК № 3 с правом решающего голоса при «ковырянии в носу» в голову сомнение по поводу нижестоящей комиссии. Побежал я к председателю с требованием: собирай заседание комиссии для разрешения моего сомнения. (л.131).

Лист 131

Куда уж откровеннее. С этим может посостязаться только господин Ю.Я. Шепелев, помнивший, что он якобы лично принял жалобу Галкиной от Чистякова, но напрочь «забывший», почему на заседании ТИКа № 3, который производил «пересчет» не присутствовал ни один член ТИКа № 3 от реальной оппозиции.  

Представитель «ЯБЛОКА»: Вас не смутило, что не все члены комиссии присутствовали?

Березин: нет, поскольку кворум у нас был. (л.141).

Лист 141

Вот и вся технология.

И еще – напоследок. В газете «Мой район» от 25 января 2013 года на стр. 8 было опубликовано интервью журналиста Е.Барковской с Ольгой Галкиной «Виновной себя не считаю». Интервью также было предметом рассмотрения на суде.

В интервью Галкина сообщала следующее:

- Вы согласны с тем, что вам были приписаны голоса?

- Безусловно. Фальсификации были произведены без моего участия. Я была не в курсе, узнала об этом тогда же, когда и мои коллеги. Я считаю, что во многом это связано с внутрипартийным конфликтом в «Единой России». С другой стороны, возможно, было желание партии власти нанести какой-то раскол в ряды петербургского «ЯБЛОКА» (л.27)

Лист 27

То же самое она, к примеру, утверждала и в интервью интернет-изданию «Вольтер».

Все однозначно. Более того, эта позиция Ольги Галкиной полностью совпадает с той, которую она публично сообщала, начиная с 7-8 декабря, когда стало известно о приписке ей голосов. Свидетелями этой ее позиции («Да, мне приписали голоса, но я не знаю, почему, и в этом никак не участвовала») были десятки людей, участвовавших в заседаниях Бюро петербургского «ЯБЛОКА», а затем и в конференции. Желающие могут проверить эту информацию у таких кристально честных людей, как, например, Александра Шуршева, ставшего впоследствии помощником депутата Галкиной, а также у других тогдашних членов «ЯБЛОКА», покинувших партию в знак протеста против исключения из нее честнейших депутатов Нотяга и Галкиной.

Эти же свидетели могут подтвердить, что до лета 2012 года (когда начались суды по территории Галкиной), никто ни в партии, ни в СМИ даже не подозревал, что Ольга Галкина одержала такую блестящую победу: заставила ТИК № 3 рассмотреть свои жалобы, пересчитать голоса на 5-ти участках и добавить партии почти 1200 голосов.

Из всего вывод может быть сделан только один – никаких заявлений Галкиной о пересчете в декабре 2011 года в природе не существовало. Равно как и не проводилось никаких заседаний ТИКа № 3 по «пересчету». Вместо пересчета Галкиной просто приписали голоса, а ее жалоба и все остальные документы просто изготовлены задним числом – специально для суда.

Думается, что обнародование всей этой грязи необходимо в той ситуации, когда как никогда остро стоит вопрос о борьбе за чистые и честные выборы. И когда «депутат» Галкина снова участвует в выборах, и, наверное, уверяет избирателей, что они должны быть честными. 

Для всеобщего обозрения мы выкладываем сканы всех листов гражданского дела.

Вконтакте:

Facebook: