Две ленточки Победы

09 мая 2016, 11:01

В салоне своего автомобиле я вожу две ленточки. Они завязаны в красивые бантики и повешены так, чтобы их было видно всем. Первая ленточка – оранжево-черная гвардейская лента. Вторая – оливково-зеленая, ленточка Ленинградской Победы. Она повторяет орденскую ленту медали «За оборону Ленинграда» – награды блокадников и военнослужащих, участвовавших в обороне города.

Дед, Никита Николаевич Белошниченко. Гвардии полковник в отставке. Танкист, 46-я тяжелая, она же позднее – 7-я гвардейская танковая бригада. Часть активно сражалась в битве за Ленинград. Первая крупная победа Советской Армии в Великой Отечественной войне – освобождение Тихвина и Волхова, произошла при непосредственном участии бригады. Танкистские памятники в тех краях – это все они.
 
Сразу после снятия блокады, дед и познакомился с бабушкой. 
 
Бабушка, Софья Алексеевна Белошниченко (Макарова). Всю блокаду проработала на главной водопроводной станции – в знаменитой башне на Шпалерной. Тушила на крышах зажигательные бомбы.
 
После битвы за Ленинград дедова 7-я гвардейская воевала под Мурманском, сражалась в Финляндии, побывала в Норвегии. В самом конце войны, в составе 1-го Белорусского фронта штурмует Берлин. 
 
Множество фронтовых фото советских войск в Берлине – изображают именно дедовы танки. Белый медведь на фоне Красной звезды – отличительный знак «7-й отдельной гвардейской тяжёлой танковой Новгородско-Берлинской Краснознамённой, орденов Суворова и Красной Звезды бригады». Это полное название. А все потому, что знаменитый фотокорреспондент Евгений Ананьевич Халдей ворвался в немецкую столицу именно на их броне. 
 
Итак, в мае 1946 года, в первую годовщину Дня Победы, дедушка и бабушка поженились. Дед, фронтовик и боевой офицер – продолжал службу в группе советских войск в Германии. И сразу же встал вопрос прибытия молодой семьи в город Дрезден. 
 
Война год как закончилась. Время наступило мирное и члены семей офицеров оккупационных войск имели право на проживание в местах их дислокации. А вот пассажирское сообщение между СССР и Германией налажено еще не было. Курсировали только военные самолеты и эшелоны. 
 
И если по воздуху, при редком наличии возможностей и разрешений командования – долететь было можно, то поезда проверялись на границе. А проезд гражданских лиц в воинских эшелонах был запрещен. 
 
В ходе войны немало военнослужащих познакомилось со своими будущими супругами. Естественно, что по ее окончании произошло много свадеб. И поэтому была проблема переезда супругов военнослужащих оккупационных войск. Тем не менее, способ решения был.
 
Воинские эшелоны перевозили как грузы, так и самих военнослужащих, которые сопровождали технику, прибывали из отпусков. Командование частей, в которых служили офицеры, отправляющиеся домой в отпуск на свадьбу, могло договориться с командирами эшелонов о проезде новобрачных. Все были фронтовиками и понимали, что после ужасной войны люди заслуживали счастья.
 
Пограничники проверяли эшелоны, но досматривать военную технику они права не имели. Поэтому перед границей танкисты пересаживали молодых жен из пассажирских вагонов в боевые машины, которые затем опечатывали. Пройдя контроль – всех пересаживали обратно. Так бабушки и добирались к дедушкам. 
 
О войне дед рассказывал, в основном, веселые истории. Как солдат танк топором победил – многие думают, что это байка. На самом же деле – подвиг Героя Советского Союза Ивана Павловича Середы, дедова сослуживца. Как тяжелый танк заглох, а немцы и решили тягачом трофей взять. Наши от этого завелись и притащили в плен уже самих «буксировщиков».
 
Если на деда наседал – он, помолчав, рассказывал уже другие истории. Как осколок в ногу ударил и все, не чувствует ничего. Думал – ноги нет, а осколок большой, плашмя прилетел и висит на штанине. Обрадовался, схватил его – обжегся. Как под обстрелом бежали, а потом он шинель снял и удивился – откуда там дырок появилось столько? Как в штаб на эмке ехали и заблудились. Разобрались вроде, подъезжают, а это – немецкий штаб. Фрицы сами остолбенели, что и спасло.
 
Но все равно он рассказывал истории с хорошим концом. Про свою рутинную работу на фронте особо не говорил. Потом уже, после его смерти я нашел в документах: «"…расставлял пополнение солдат и офицеров на места выбывшего, в связи с боевыми действиями, личного состава…"».
 
Казалось бы – простой канцелярский язык тех времен. А за этими строчками – танкисты горят в боевых машинах, дед на их места посылает новых. На смерть. Изо дня в день.
 
Вот это и есть настоящая цена Победы и праздника 9 мая. Который со слезами на глазах. Поэтому наш долг – всегда помнить тех, кто не вернулся ради того, чтобы мы могли жить.

Вконтакте:

Facebook: